ВСЕ О БРОНЕТЕХНИКЕ
Суббота, 22.07.2017, 01:33
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | БРОНЯ | Регистрация | Вход
ТАНКОДРОМ

Категории раздела
Лёгкие танки [14]
Средние танки [19]
Тяжёлые танки [24]
Танкетки [3]
Крейсерские танки [0]
Пехотные танки [0]
Плавающие танки [7]
САУ [18]
Основные боевые танки [7]
Ракетный танк [5]
Противотанковые САУ [22]
Огнемётные танки [9]
летающий танк [2]
БМП, БМД, БРДМ и аналогичные [13]
БТР [9]
Бронеавтомобили [28]
Бронированные тягачи [7]
Зенитные самоходные установки (ЗСУ)(ЗРК) [11]

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » Статьи » СССР и Россия бронетехника » Тяжёлые танки

ИС-2

ИС-2 — советский тяжёлый танк периода Великой Отечественной войны. Аббревиатура ИС означает «Иосиф Сталин» — официальное название серийных советских тяжёлых танков выпуска 1943—1953 гг. Индекс 2 соответствует второй серийной модели танка этого семейства. В годы Великой Отечественной войны вместе с обозначением ИС-2 на равных использовалось название ИС-122, в этом случае индекс 122 означает калибр основного вооружения машины. ИС-2 являлся самым мощным и наиболее тяжелобронированным из советских серийных танков периода войны, и одним из сильнейших танков на то время в мире. Танки этого типа сыграли большую роль в боях 1944—1945 годов, особенно отличившись при штурме городов. После завершения войны ИС-2 были модернизированы и находились на вооружении Советской и Российской армий до 1995 года. Также танки ИС-2 поставлялись в ряд стран и участвовали в некоторых послевоенных вооружённых конфликтах.

Предпосылки к созданию

ИС-2 разработан на Челябинском Кировском заводе (ЧКЗ) в конце 1943 года, когда стало ясно, что предыдущая модель тяжёлого танка ИС-1 (ИС-85) обладает недостаточным для тяжёлого танка вооружением. Опыт боевого использования 85-мм пушки Д-5 на самоходно-артиллерийской установке СУ-85 и опытные стрельбы по трофейным тяжёлым немецким танкам показали, что орудие Д-5 не позволяет достичь решительного превосходства над вооружением немецких танков, более того, по своей бронепробиваемости оно уступает немецким 88-мм танковым пушкам и 75-мм пушке KwK 42 L70, установленной на танке «Пантера». Также следует отметить, что 85-мм пушка Д-5Т на дистанции 500—1000 м калиберным бронебойным снарядом могла пробить лоб немецкого тяжёлого танка «Тигр I» только при попадании, близком к нормальному; верхняя лобовая деталь «Пантеры» не пробивалась вовсе. Это ставило новый советский тяжёлый танк в невыгодное положение на фоне постоянно увеличивающейся численности «Пантер» на Восточном фронте.

Поскольку основным использованием тяжёлых танков был прорыв сильноукреплённых полос обороны противника, насыщенных долговременными и полевыми фортификационными сооружениями, то осколочно-фугасное действие снарядов играло столь же (если не более) важную роль, как и бронебойное. 85-мм снаряды, заимствованные от зенитного орудия 52-К, вообще не имели фугасного варианта (они были осколочными); хотя при установке некоторых типов взрывателей их можно было использовать в качестве фугасных, но их действие было немногим лучше, чем у 76-мм боеприпасов. Этот факт также был проверен самоходной артиллерией — для борьбы с ДОТами и сильными ДЗОТами советские командиры предпочитали СУ-122, а не СУ-85. Однако башня и конструкция монтажа орудия у танка ИС имели значительный резерв по установке более мощных артсистем.

Выбор вооружения


В сентябре 1943 года известный советский артиллерийский конструктор Фёдор Фёдорович Петров направил письмо главному конструктору ЧКЗ и опытного завода № 100 Жозефу Яковлевичу Котину о возможности установки в танки ИС артсистем калибра 107, 122 и даже 152 мм. Ж. Я. Котин выбрал для усиления вооружения танка ИС 121,92-мм пушку А-19. После согласования технических подробностей он получил согласие лично от И. В. Сталина на установку А-19 в танк ИС. В конструкторском бюро завода № 9 под руководством Ф. Ф. Петрова А-19 была доработана для установки в танк — её оснастили дульным тормозом для смягчения значительной отдачи, более компактными противооткатными устройствами, улучшили расположение органов управления для удобства наводчика в стеснённом боевом отделении танка. Этот доработанный вариант А-19 получил название Д-25Т, и его массовое производство было запущено на заводе № 9 немедленно. Поначалу в его освоении были трудности, поэтому прорабатывался вопрос об установке в ИС непосредственно пушки А-19. Однако их удалось преодолеть, и в дальнейшем установка А-19 в танк не требовалась.

Испытания


На опытном заводе № 100 прототип пушки Д-25 был установлен на бывший «Объект 237» — опытный вариант ИС-1. Эта экспериментальная машина получила обозначение «Объект 240». В октябре — ноябре на Чебаркульском полигоне проходили её испытания пробегом и стрельбой. Изначально Д-25 была оснащена Т-образным дульным тормозом, который разорвался при тестовых стрельбах. В некоторых источниках утверждается, что при этом чуть не был убит маршал Ворошилов, присутствовавший на испытаниях. Впоследствии на ИС установили двухкамерный дульный тормоз немецкого типа, а затем завод № 9 разработал свою конструкцию двухкамерного дульного тормоза, которая и стала устанавливаться на серийных машинах.

После успешных испытаний «Объекта 240» поступило распоряжение о немедленном запуске его в серийное производство на ЧКЗ. В ноябре 1943 года началась сборка первых серийных машин. Новая модификация танка получила индекс ИС-2 (в годы войны с ним на равных использовалось обозначение ИС-122, первые образцы иногда также именовались в частях как КВ-122). Производство продолжалось с декабря 1943 года по июнь 1945-го, несколько машин этой марки также выпустил Ленинградский Кировский завод.

Боевое крещение ИС-2 приняли в начале 1944 года, причём оно было вынужденным, оборвав плановую тщательную подготовку экипажей для новой машины. Продемонстрированные в бою высокие боевые качества сразу же привели к приказу о максимальном увеличении объёмов производства ИС-2. При этом была оборвана тестовая работа, в результате чего на фронт отправилось очень много недоведённых машин, и их выходы из строя послужили причиной большого количества рекламаций из войск. Для обеспечения качества серийных ИС-2 и их совершенствования в начале 1944 года Ж. Я. Котин и ряд его сотрудников был отстранён от конструкторской работы по новым машинам с целью ликвидации дефектов в конструкции ИС-2. Доводка машины проходила тяжело: так, в апреле 1944 года военная приёмка докладывала о том, что существенного улучшения качества выпускаемых на ЧКЗ танков ИС-2 и САУ на его базе не произошло. Однако летом 1944 года проводимая работа по улучшению качества дала первые плоды — около трети выпускаемых танков удавалось сдать приёмке с первого раза, а с ноября 1944 года качество принимаемых танков официально было признано удовлетворительным — Ж. Я. Котин был возвращён на пост главы КБ ЧКЗ и опытного завода № 100. Зимой 1944—1945 гг. рапорты из войск свидетельствовали, что ИС-2 безаварийной работой перекрывают гарантийный километраж в 1000 км. Отлаженный производственный механизм по выпуску ИС-2 привёл к тому, что машины 1945 года выпуска считались довольно надёжными и нетребовательными при эксплуатации.

Усиление защиты танка

Параллельно с работами по увеличению надёжности велись изыскания по усилению бронезащиты ИС-2. Первый вариант, хоть и был лучшим по бронезащите среди всех советских танков, сравнительно легко поражался 88-мм танковыми и противотанковыми пушками вермахта. 75-мм длинноствольные орудия также представляли для него существенную угрозу. Проанализировав поражения, конструкторы ЧКЗ пришли к выводу, что усиление бронезащиты башни уже невозможно без кардинальной переделки всей конструкции, что было невозможно в жёстких условиях серийного производства. Установка 121,92-мм пушки утяжелила башню и нарушила её балансировку — центр масс не лежал на оси вращения башни (башня была сконструирована и уравновешена под 85-мм орудие Д-5). Дополнительное бронирование, помимо общего утяжеления машины, привело бы к невозможности ручного поворота башни при сколь-нибудь значительном крене машины и требовало гораздо более мощного электромотора для привода поворота. Поэтому башня была оставлена без изменений. Защиту бронекорпуса удалось очень сильно улучшить, заменив «ступенчатую» верхнюю лобовую деталь на её спрямлённую конфигурацию. Бывали случаи, когда верхняя лобовая деталь не пробивалась в упор даже из мощнейшей 88-мм противотанковой пушки Pak 43. Однако нижняя лобовая деталь как была, так и осталась в прежнем уязвимом качестве. Толщина лобовой брони достигала 120 мм, бортовой — 90 мм, но лобовая бронедеталь у части танков была литой, а не катаной (последняя при равной толщине обеспечивает лучшую защиту от пробития).

Дальнейшие работы

Дальнейшие работы по усилению защищённости тяжёлых танков велись параллельно двумя коллективами — инженерами ЧКЗ и опытного завода № 100. Интересно, что руководителем обоих КБ был Ж. Я. Котин. Каждый из коллективов продвигал свои проекты, но в серию в 1945 году под индексом ИС-3 пошёл объединённый вариант «Объект 703», который, по сути, был ИС-2 с кардинально переработанной бронезащитой с учётом опыта Великой Отечественной войны.

Компоновка

ИС-2 по своей сути являлся дальнейшим усовершенствованием танка ИС-1, который, в свою очередь, был глубокой модернизацией предыдущей модели тяжёлого танка КВ-1. По сравнению с ИС-1 более чем значительно было усилено вооружение, а на модификациях обр. 1944 г. со спрямлённым лобовым бронированием также была повышена защищённость от огня противника в фронтальном секторе. Как и все другие советские серийные тяжёлые и средние танки того времени, ИС-2 имел классическую компоновку. Бронекорпус от носа к корме последовательно делился на отделение управления, боевое отделение и моторно-трансмиссионное отделение. Механик-водитель размещался в отделении управления, три других члена экипажа имели рабочие места в боевом отделении, которое объединяло среднюю часть бронекорпуса и башню. Там же располагались орудие, боезапас к нему и часть топливных баков. Двигатель и трансмиссия были установлены в корме машины.

Стремление конструкторов ЧКЗ получить максимальное бронирование при относительно умеренной массе и габаритах всего танка привело как к положительным, так и к отрицательным последствиям. Положительной стороной стала экономичность и сравнительно небольшая материалоёмкость ИС-2 в целом — при той же массе в 46 т советский танк был гораздо сильнее защищён, чем «Пантера», превосходил по этому параметру 55-тонный «Тигр I» и несколько (но не сильно) уступал 68-тонному «Тигру II». Минусы были логичным продолжением такого подхода — плотная компоновка вынудила разместить часть топливных баков в боевом отделении и не оставила места для люка механика-водителя. В результате при поражении ИС-2 существовал значительный шанс воспламенения дизельного топлива и попадания его на танкистов. У немецких танков бензобаки располагались вне обитаемых мест машины (хотя в них тоже был ряд агрегатов с пожароопасными жидкостями); кроме того, тушение бензина несколько легче, чем дизельного топлива. Отсутствие люка механика-водителя не раз приводило к тому, что раненый танкист не мог быстро покинуть горящую машину (требовалось выбираться через башню после других членов экипажа) и погибал от пламени или удушья. К не столь значительным недостаткам можно отнести обусловленное компоновкой нахождение башни в носовой части корпуса. Вместе с длинной пушкой это затрудняло преодоление таких препятствий, как рвы и контрэскарпы. Некоторые из них можно было форсировать только развернув башню пушкой назад, то есть в условиях боя с наличием таких препятствий ИС-2 терял огневую мощь. У всех немецких тяжёлых танков башня располагалась в центре бронекорпуса, и длинный вылет стволов пушек не столь сильно затруднял преодоление препятствий.

Броневой корпус и башня

 

Броневой корпус танка (кроме лобовой детали у части машин) сваривался из катаных броневых плит толщиной 90, 60, 30 и 20 мм. Конструкция лобовой детали варьировалась от модификации машины:
ИС-2 обр. 1943 г. имели литую лобовую деталь обтекаемой «ступенчатой» формы, в различных частях её толщина варьировалась от 60 до 120 мм.
ИС-2 обр. 1944 г. для повышения снарядостойкости лобовой брони оснащался усовершенствованной «спрямлённой» конструкцией этой детали. Вместо обтекаемой ступенчатой оконечности сложной геометрической формы лоб ИС-2 обр. 1944 г. формировался двумя плоскими бронеплитами, верхняя из которых имела форму суживающейся к верху танка трапеции и наклон к нормали 60°. Часть выпущенных ИС-2 обр. 1944 года оснащались литой лобовой деталью, толщина брони которой достигала 120 мм; начиная со второй половины 1944 года по мере наличия катаной брони высокой твёрдости лобовую часть стали делать сварной из 90-мм бронеплит.

С остальными деталями лобовая часть соединялась сваркой. Обтекаемая башня представляла собой броневую отливку сложной геометрической формы, её борта толщиной 90 мм располагались под углом к вертикали для повышения снарядостойкости. Лобовая часть башни с амбразурой для орудия, образованная пересечением четырёх сфер, отливалась отдельно и сваривалась с остальными бронедеталями башни. Маска орудия представляла собой цилиндрический сегмент гнутой катаной бронеплиты и имела три отверстия — для пушки, спаренного пулемёта и прицела. Башня устанавливалась на погон диаметром 1800 мм в броневой крыше боевого отделения и фиксировалась захватами во избежание сваливания при сильном крене или опрокидывании танка. Поверхность «соприкосновения» нижнего погона башни и верхнего погона бронекорпуса была несколько утоплена в крышу боевого отделения, что исключало заклинивание башни при обстреле. Погон башни размечался в тысячных для стрельбы с закрытых позиций.

Для удобства при ремонте и обслуживании агрегатов моторно-трансмиссионной группы крыша моторно-трансмиссионного отделения была сделана съёмной, а верхняя кормовая бронеплита могла откидываться на петлях.

Механик-водитель располагался по центру в передней части бронекорпуса танка. По сравнению с танком КВ-1с плотная компоновка обитаемого пространства танка ИС не позволила разместить в нём пятого члена экипажа — стрелка-радиста. Его функции были распределены между командиром и механиком-водителем: первый работал с радиостанцией, а второй вёл неприцельный огонь из курсового пулемёта путём нажатия на гашетку электроспускового механизма на одном из рычагов управления. Сам курсовой пулемёт располагался справа от механика-водителя и жёстко крепился в специальном бронированном патрубке, который приваривался к лобовой бронедетали танка. Впоследствии из-за низкой эффективности неприцельного огня и ослабления лобового бронирования от курсового пулемёта и вовсе отказались. Три члена экипажа располагались в башне: слева от орудия были рабочие места наводчика и командира танка, а справа — заряжающего. Командир машины имел литую наблюдательную башенку с толщиной вертикальной брони до 82 мм. Посадка и выход экипажа производились через люки в башне: круглый двухстворчатый люк командирской башенки и круглый одностворчатый люк заряжающего. Корпус также имел днищевой люк для аварийного покидания экипажем танка и ряд люков, лючков и технологических отверстий для погрузки боекомплекта, доступа к горловинам топливных баков, другим узлам и агрегатам машины.

К броневому корпусу приваривался ряд деталей — ограничители хода балансиров и кронштейны торсионной подвески, бонки для поддерживающих катков и грязеочистителей, стопор для монтажа натяжного механизма гусеницы.

Защищённость


В качестве оценки защищённости ИС-2 можно привести несколько эмоциональное суждение из монографии «Танки ИС», что танк ИС-2 был единственным крупносерийным танком антигитлеровской коалиции, чьё бронирование предоставляло некоторую защиту от знаменитых 88-мм пушек и длинноствольных 75-мм орудий, тогда как все остальные (за исключением поздних модификаций британских «Черчиллей») «предоставляли своему экипажу не больше защиты, чем картонная коробка».

С точки зрения броневой защиты, 53 % от общей массы ИС-2 приходилось на бронирование корпуса и башни, тогда как у PzKpfw VI Ausf H «Тигр I» этот показатель был 46,3 %, а у PzKpfw V «Пантера» — 38,5 %. Из немецких танков лучший показатель (54,7 %) имел только PzKpfw VI Ausf B «Тигр II», но это было достигнуто ценой значительного увеличения массы всей машины в целом со всеми вытекающими последствиями. Лобовое бронирование ИС-2 неплохо противостояло немецким снарядам: верхняя деталь «ступенчатого носа» пробивалась калиберными бронебойными снарядами 88-мм пушки KwK 36 с 1000—1200 м, 75-мм пушки KwK 42 — c 800—900 м, 75-мм пушки Pak 40 — с 400 м. Но для 1944 года это уже считалось явно недостаточным, поэтому в результате интенсивной работы защиту лба корпуса ИС-2 удалось сильно улучшить. «Спрямлённую» верхнюю лобовую деталь 75-мм бронебойные и подкалиберные снаряды не пробивали в упор; 88-мм бронебойные для литого носа толщиной 120 мм — не пробивали в упор, для катаного толщиной 90 мм — пробивали с 450 м. Однако при этом следует учитывать, что для достижения такого результата литой нос должен быть хорошего качества, без рыхлостей и пустот, что бывало далеко не всегда. Нижняя часть лобовой детали пробивалась 75-мм снарядом с дистанции 785 м, маска пушки толщиной 100 мм также пробивалась немецкими 88-мм снарядами пушки KwK 36 с расстояния порядка 1000 м.

В 1945 году на полигоне в Кубинке были проведены специальные испытания обстрелом ИС-2 со спрямлённой верхней лобовой деталью из трофейной немецкой САУ Nashorn, вооружённой мощной 88-мм пушкой StuK 43 с длиной ствола 71 калибр. Как и в случае 88-мм пушки KwK 36, верхняя лобовая деталь ИС-2 калиберным бронебойным снарядом ни разу не была пробита, но, как и следовало ожидать, дальность действительного поражения менее защищённых мест танка ощутимо возросла по сравнению с KwK 36.

Вооружение


Основным вооружением ИС-2 являлась пушка Д-25Т калибра 121,92 мм. Орудие монтировалось на цапфах в башне и было полностью уравновешено. Однако в целом башня с орудием Д-25Т уравновешенной не являлась: её центр масс не располагался на геометрической оси вращения, что затрудняло её поворот при крене машины. Это негативное обстоятельство было следствием того факта, что башня проектировалась и была уравновешена для 85-мм пушки Д-5Т, которая была первоначальным вариантом вооружения танков ИС. Установка орудия Д-25Т с гораздо более длинным и массивным стволом нарушила расчётное распределение масс вокруг оси вращения башни. Пушка Д-25Т имела вертикальные углы наводки от −3° до +20°, при фиксированном положении башни она могла наводиться в небольшом секторе горизонтальной наводки (т. н. «ювелирная» наводка). Выстрел производился посредством электрического или ручного механического спуска.

Боекомплект орудия составлял 28 выстрелов раздельного заряжания. Снаряды и метательные заряды к ним укладывались в башне и вдоль обоих бортов боевого отделения. По сравнению с широким ассортиментом боеприпасов 122-мм орудия А-19 — родоначальника пушки Д-25Т, боекомплект ИС-2 был существенно менее разнообразен. В его состав входили:
Остроголовый бронебойно-трассирующий снаряд БР-471 массой 25 кг (масса взрывчатого вещества (тротил) — 156 г).
Тупоголовый бронебойный снаряд с баллистическим наконечником БР-471Б массой 25 кг (масса взрывчатого вещества (тротил) — ? г); разработан в 1944 году, но в войсках в массовых количествах появился в самой завершающей фазе войны — весна 1945 года.
Осколочно-фугасная пушечная граната ОФ-471 массой 25 кг (масса взрывчатого вещества — тротил или аммотол — 3 кг).

Все виды снарядов выстреливались на полном заряде Ж-471, который сообщал им начальную скорость в 792—800 м/с.

На танке ИС-2 устанавливались три 7,62-мм пулемёта ДТ: неподвижный курсовой, спаренный с орудием и кормовой в шаровой установке в приливе на задней части башни. Боекомплект ко всем ДТ составлял 2520 патронов в дисках. Эти пулемёты монтировались таким образом, что при необходимости их можно было снять с монтировок и использовать вне танка. Начиная с января 1945 года на ИС-2 стали устанавливать крупнокалиберный 12,7-мм зенитный пулемёт ДШК с коллиматорным прицелом К-8Т. Боекомплект к ДШК составлял 250 патронов в лентах в коробке, крепящейся к пулемёту. Также для самообороны экипаж имел несколько ручных гранат Ф-1 и иногда снабжался пистолетом для стрельбы сигнальными ракетами.

Огневая мощь

122-мм танковая пушка Д-25Т являлась самым мощным серийным танковым орудием Второй мировой войны — её дульная энергия составляла 820 т.м., тогда как у 88-мм пушки KwK 43 немецкого тяжёлого танка PzKpfw VI Ausf B «Тигр II» она равнялась 520 т.м. Пушки KwK 36 и KwK 42 тяжёлых танков PzKpfw VI Ausf H «Тигр I» и PzKpfw V «Пантера» имели соответственно энергию 368 т.м. и 205 т.м. Вместе с тем следует отметить, что качество изготовления бронебойных снарядов у немцев было существенно лучше, а их ассортимент включал подкалиберный и кумулятивный варианты, тогда как до 1945 года для Д-25Т выпускался единственный бронебойный калиберный остроголовый снаряд БР-471.

Практические результаты стрельб из пушек Д-25Т и А-19 на полигоне по немецким трофейным танкам тупоголовым снарядом БР-471Б с дальности 1400 м показали следующие результаты (в отношении некоторых из них существуют сомнения — вследствие путаницы в документах ЧКЗ — какой танк и на какой дистанции обстреливался):
Танк PzKpfw IV Ausf H был пробит навылет через лобовую и кормовую бронеплиты.
Танк PzKpfw V «Пантера» при попадании в верхнюю лобовую деталь бронекорпуса получил пробоину 150×230 мм с трещиной по сварному шву; при попадании в борт башни образовалась пробоина 130×130 мм, противоположный борт башни был также пробит и его сорвало по сварному шву. При попадании в лоб башни образовалась пробоина 180×240 мм, башня была сорвана с погона и смещена на 500 мм от оси вращения.
Танк PzKpfw VI Ausf H «Тигр I» при попадании 122-мм снаряда в уже имевшуюся пробоину от 85-мм снаряда в лобовой бронеплите остался без 82-мм кормовой бронеплиты, вырванной по сварным швам, снаряд прошёл насквозь через всё внутреннее оборудование танка. При попадании в крышу башни (толщина 40 мм, угол наклона 80° к нормали) осталась вмятина с трещиной от срикошетировавшего снаряда; при попадании в лоб башни образовалась пробоина 580×130 мм, сама башня была сорвана с погона и смещена на 540 мм от оси вращения.
САУ JagdPz «Фердинанд» в лоб не пробивалась — 122-мм снаряд пробил первую лобовую 100-мм бронеплиту с образованием пробоины 120×150 мм, но отразился от второй, при попадании в рубку в бронеплите осталась вмятина глубиной 100 мм.

В начале ноября 1944 года на полигоне в Кубинке был обстрелян трофейный тяжёлый танк PzKpfw VI Ausf B «Тигр II». 122-мм остроголовый снаряд пробивал верхнюю лобовую деталь (по стыкам бронеплит) с 600 м, собственная 88-мм пушка «Тигра II» KwK 43 справилась с этой бронепреградой с 400 м, а 75-мм пушка «Пантеры» пробила лоб «Тигра II» со 100 м.

Большая кинетическая энергия 122-мм снаряда позволяла добиваться положительных результатов и при стрельбе фугасными снарядами по вражеским бронецелям. Стоит отметить, что разрушительное действие фугасного снаряда усиливается при его попадании под углом по сравнению с поражением по нормали. Так, осколочно-фугасная граната ОФ-471 при установке на фугасное действие при стрельбах в Кубинке по «Тигру II» при попадании выводила из строя элементы трансмиссии последнего и разрывала сварные швы лобовой части. По чисто фугасному действию 122-мм снаряд в 1,39 раза превосходил однотипный немецкий 88-мм снаряд.

Самым большим и неустранимым недостатком орудия Д-25Т была низкая скорострельность, в сравнении с 75-мм и 88-мм пушками немецких танков, которые могли противостоять ИС-2. Такая скорострельность была обусловлена большой массой снаряда и непростыми условиями работы единственного заряжающего. Последовательность операций с поршневым затвором при этом была такова: открывание затвора, опускание лотка, укладка 25-кг снаряда в лоток, досылка «со звоном» его в камору досыльником, подготовка гильзы, вложение её в патронник, закрывание затвора. При этом следует учесть тот факт, что заряжающий большинство этих операций выполнял левой рукой. Клиновый затвор только облегчил работу заряжающего и слегка поднял скорострельность, которая в самых лучших условиях не превышала 3 выстрелов в минуту. В реальности эта цифра была гораздо ниже (что справедливо не только к ИС-2, а вообще ко всем танкам в целом), при тестах в Кубинке при движении со скоростью 12 км/ч боевая скорострельность составила 1,35 выстрелов в минуту. Существует мнение, что низкая скорострельность была связана с раздельным заряжанием орудия Д-25Т, однако результаты испытания на полигоне 122 мм орудия Д-25-44 с использованием унитарного снаряда это не подтверждают.

Кучность боя 122-мм пушки Д-25Т как минимум не уступала зарубежным орудиям — среднее отклонение 122-мм бронебойного снаряда от точки прицеливания при стрельбе с места на дистанции 1 км составило 170 мм по вертикали и 270 мм по горизонтали. Советские тесты 88-мм пушки KwK 43 при тех же условиях дали отклонение 260 мм по вертикали и 210 мм по горизонтали. Неплохие результаты демонстрировал ИС-2 при стрельбе с ходу. При испытаниях в Кубинке на дистанции 700 м ИС-2 попал четыре раза из пяти по танку «Пантера» и два из трёх по танку PzKpfw III.

Скорость поворота башни ИС-2 составляла 13—16° в секунду, то есть на полный оборот башни требовалось 22—28 с. Электропривод позволял поворачивать башню даже при заглушённом двигателе и при крене машины до 15°. Ручной привод позволял поворачивать башню при крене 8,3° с усилием в 16 кгс. Для сравнения, немецкие тяжёлые танки имели либо гидравлический, либо ручной привод башни. Скорость поворота башни гидроприводом зависела от числа оборотов двигателя (то есть при неработающем двигателе гидропривод был бесполезен), находясь в диапазоне от 5 до 19° в секунду. Отчёты по исследованиям немецких тяжёлых танков в Кубинке утверждают, что гидропривод сложен и громоздок, а управление им неудобно.

Также можно сказать, что мощное вооружение ИС-2 косвенно увеличивало его защищённость, вынуждая танки и САУ противника открывать по ИС-2 огонь с более дальних дистанций по сравнению со случаем боя с любым иным советским танком.

Выдержка из «Отчёта Управления самоходной артиллерии КА о работе в период Великой Отечественной войны» свидетельствует:

…установка 122-мм пушек на танки ИС вернула нашим танкам утраченное на время превосходство над противником в артиллерийском вооружении тяжёлых танков. По мощности своего выстрела 122-мм пушка Д-25 оставила далеко позади 88-мм пушки немецких танков.

Боевые действия танков ИС показали, что 122-мм пушки являются наиболее действенным средством борьбы против тяжёлых и средних танков противника, обеспечив пробитие их брони с дистанции 2500 м…

Выдержка из «Отчёта о боевых действиях 71-го ОГвТТП с 14.07.44 по 31.08.44 г.»:

…Огневое вооружение танков ИС-122 является самым мощным из всех существующих типов танков. 122-мм снаряд обладает большой пробивной способностью, что определяет качество этих танков как лучшее средство в борьбе с тяжёлыми танками противника…

Двигатель


ИС-2 оснащался четырёхтактным V-образным 12-цилиндровым дизельным двигателем В-2-ИС мощностью 520 л. с. (382 кВт). Пуск двигателя обеспечивался инерционным стартером с ручным и электрическим приводами или сжатым воздухом из двух резервуаров в боевом отделении машины. Электроприводом инерционного стартера являлся вспомогательный электродвигатель мощностью 0,88 кВт. Дизель В-2-ИС комплектовался топливным насосом высокого давления НК-1 с всережимным регулятором РНК-1 и корректором подачи топлива. Для очистки поступающего в двигатель воздуха использовался фильтр типа «Мультициклон». Также в моторно-трансмиссионном отделении устанавливались подогревающие устройства для облегчения пуска двигателя в холодное время года. Они также могли быть использованы для подогрева боевого отделения машины. ИС-2 имел три топливных бака, два из которых располагались в боевом отделении, и один — в моторно-трансмиссионном. Танк также оснащался четырьмя наружными дополнительными топливными баками ёмкостью 360 л, не связанными с топливной системой двигателя.

Трансмиссия


Танк ИС-2 оснащался механической трансмиссией, в состав которой входили:
многодисковый главный фрикцион сухого трения «стали по феродо»;
четырёхступенчатая коробка передач с демультипликатором (8 передач вперёд и 2 назад; вторую заднюю передачу можно получить только теоретически, в реальной машине она отсутствует);
два бортовых двухступенчатых планетарных механизма поворота с многодисковым блокировочным фрикционом сухого трения «сталь по стали» и ленточными тормозами;
два двухрядных комбинированных бортовых редуктора.

Все приводы управления трансмиссией — механические. По сравнению с предыдущей моделью тяжёлого танка КВ-85, новым элементом трансмиссии являлись планетарные механизмы поворота. Применение этого узла позволило поднять общую надёжность трансмиссии в целом, которая как раз была самым существенным недостатком ходовой части танков серии КВ и машин на его базе.

Ходовая часть


Подвеска у ИС-2 индивидуальная торсионная для каждого из 6 цельнолитых двускатных опорных катков малого диаметра (550 мм) по каждому борту. Напротив каждого опорного катка к бронекорпусу приваривались ограничители хода балансиров подвески. Ведущие колёса со съёмными зубчатыми венцами цевочного зацепления располагались сзади, а ленивцы были идентичны опорным каткам. Верхняя ветвь гусеницы поддерживалась тремя малыми цельнолитыми поддерживающими катками по каждому борту; эти катки были заимствованы от конструкции танка КВ-85. Механизм натяжения гусеницы — винтовой; каждая гусеница состояла из 86 одногребневых траков шириной 650 мм.

Подвижность

 
Тяжёлый танк ИС-2 по своей подвижности расценивался представителями РККА вполне удовлетворительно, хотя при 520-сильном дизельном двигателе и массе в 46 т его удельная энерговооружённость была самой низкой среди отечественных крупносерийных средних и тяжёлых танков. Удельное давление на грунт составляло около 0,8 кг/см², что для тяжёлого танка было вполне достойным значением. Максимальная скорость не превышала 35 км/ч, но для тяжёлого танка прорыва эта характеристика не являлась определяющей, поскольку основным тактическим применением был бой в одном строю с пехотой, а для развития прорыва предназначались более подвижные отечественные Т-34 и импортные «Шерманы». В случае слабого или отсутствующего сопротивления противника ИС-2 могли ограниченно использоваться для углубления прорыва, но его характеристики по подвижности не благоприятствовали такому применению.

В сравнении с немецкими тяжёлыми танками (по советской классификации) ИС-2 занимает промежуточное положение между «Пантерой» и «Тиграми» обеих модификаций. «Пантера» с её 700-сильным двигателем Maybach HL 230 P имеет лучшую удельную энерговооружённость, максимальную и среднюю скорости. Однако при этом следует учитывать, что «Пантера» не была танком прорыва и предназначалась для решения других боевых задач, где скорость и оперативно-тактическая подвижность были в числе определяющих параметров. 55-тонный «Тигр I» имел сравнимую с ИС-2 удельную мощность, а 68-тонный «Тигр II» проигрывал ИС-2 по этому параметру. Также следует отметить, что все три типа немецких танков отличались от ИС-2 более высоким удельным давлением на грунт, что накладывало определённый отпечаток на их тактическое применение. В частности, в целях сбережения дорогостоящей и трудноремонтируемой материальной части немецких тяжёлых танковых батальонов, они редко применялись вне дорог (перегружались двигатель и трансмиссия, повышался шанс застревания танка), тогда как ИС-2 был более приспособлен к бездорожью. Следует также отметить, что на территории Германии и Западной Европы с развитой дорожной сетью этот недостаток немецких машин был практически незначим. С другой стороны, «утюжить» окопы в условиях «лунной поверхности» переднего края для «Тигров» было чревато выходом из строя трансмиссии, тогда как ИС-2 вполне был пригоден для такой цели.

Электрооборудование

Электропроводка в танке ИС-2 была однопроводной, вторым проводом служил бронекорпус машины. Источниками электроэнергии (рабочие напряжения 12 и 24 В) были генератор ГТ-4563А с реле-регулятором РРА-24Ф мощностью 1 кВт и две последовательно соединённые аккумуляторные батареи марки 6-СТЭ-128 общей ёмкостью 128 А·ч. Потребители электроэнергии включали в себя:
электромотор поворота башни;
наружное и внутреннее освещение машины, приборы подсветки прицелов и шкал измерительных приборов;
наружный звуковой сигнал и цепь сигнализации от десанта к экипажу машины;
контрольно-измерительные приборы (амперметр и вольтметр);
электроспуск пушки и пулемётов;
средства связи — радиостанция и танковое переговорное устройство;
электрика моторной группы — электродвигатель инерционного стартера, бобины свечей зимнего пуска двигателя и т. д.

Средства наблюдения и прицелы


Люк командира и рабочее место заряжающего оборудовались перископическими приборами Mk IV для наблюдения за окружающей обстановкой изнутри машины. Командирская башенка имела шесть смотровых щелей с защитными стёклами. Механик-водитель ИС-2 обр. 1943 г. в бою вёл наблюдение через смотровой прибор с триплексом, который защищался броневой заслонкой. Этот смотровой прибор устанавливался в бронированном люке-пробке на лобовой бронеплите по продольной осевой линии машины. В спокойной обстановке этот люк-пробка мог быть выдвинут вперёд, обеспечивая механику-водителю более удобный непосредственный обзор с его рабочего места. У поздней модификации со спрямлённой бронёй люк-пробка был упразднён, а механик-водитель наблюдал за обстановкой через щель в лобовой бронеплите, используя смотровой прибор со стеклоблоком. Смотровая щель и прибор снаружи защищались плоским броневым колпаком, приваренным к корпусу танка.

Для ведения огня ИС-2 оснащался телескопическим ломающимся орудийным прицелом ТШ-17 для стрельбы прямой наводкой. Машины ранних серий также оснащались перископическим прицелом ПТ4-17, однако впоследствии он был упразднён, а на его место был установлен ещё один прибор Mk IV. Это улучшило обзор для наводчика, но отсутствие перископического прицела затрудняло возможную самостоятельную стрельбу с закрытых позиций. Для обеспечения возможности огня в тёмное время суток шкалы прицелов имели прибор подсветки. Кормовой пулемёт ДТ мог комплектоваться прицелом ПУ от снайперской винтовки с трёхкратным увеличением. Зенитный пулемёт ДШК комплектовался коллиматорным прицелом К-8Т.

Средства связи
 

Средства связи включали в себя радиостанцию 10Р (или 10РК-26) и переговорное устройство ТПУ-4-Бис на 4 абонента.

Радиостанции 10Р или 10РК представляли собой комплект из передатчика, приёмника и умформеров (одноякорных мотор-генераторов) для их питания, подсоединяемых к бортовой электросети напряжением 24 В.

10Р представляла собой симплексную ламповую гетеродинную коротковолновую радиостанцию, работающую в диапазоне частот от 3,75 до 6 МГц (соответственно длины волн от 50 до 80 м). На стоянке дальность связи в телефонном (голосовом) режиме достигала 20—25 км, в движении она несколько уменьшалась. Бо́льшую дальность связи можно было получить в телеграфном режиме, когда информация передавалась телеграфным ключом азбукой Морзе или иной дискретной системой кодирования. Стабилизация частоты осуществлялась съёмным кварцевым резонатором, плавная подстройка частоты отсутствовала. 10Р позволяла вести связь на двух фиксированных частотах; для их смены использовался другой кварцевый резонатор из 15 пар в комплекте радиостанции.

Радиостанция 10РК являлась технологическим улучшением предыдущей модели 10Р, она стала проще и дешевле в производстве. У этой модели появилась возможность плавного выбора рабочей частоты, число кварцевых резонаторов было уменьшено до 16. Характеристики по дальности связи значительных изменений не претерпели.

Танковое переговорное устройство ТПУ-4-Бис позволяло вести переговоры между членами экипажа танка даже в сильно зашумленной обстановке и подключать шлемофонную гарнитуру (головные телефоны и ларингофоны) к радиостанции для внешней связи.


Боевое применение


Отдельные гвардейские тяжёлые танковые полки (ОГвТТП), вооружённые танками ИС-

Категория: Тяжёлые танки | Добавил: ucoz (18.02.2011)
Просмотров: 1302 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 5
5  
Боевое применение

Отдельные гвардейские тяжёлые танковые полки (ОГвТТП), вооружённые танками ИС-2, принимали активное участие в боевых действиях 1944—1945 гг. В целом новый танк полностью оправдал ожидания командования как средство качественного усиления частей и подразделений, предназначенных для прорыва заблаговременно и хорошо укреплённых полос противника, а также штурмов городов.

Любые же попытки представить ИС-2 как «всесокрушающий и непробиваемый» танк или, наоборот, «не имеющую особой ценности стальную коробку» на основании отдельных боевых эпизодов являются ничем иным, как необоснованной экстраполяцией без учёта конкретных условий боя, выучки экипажей и действий командования обеих сражающихся сторон. Тем не менее, следует признать, что такого рода утверждения достаточно широко распространены в популярной литературе. В качестве примеров совершенно различных результатов боевого применения танков ИС-2 можно привести следующие боевые эпизоды с их участием:
В Висло-Одерской операции 80-й ОГвТТП с 14 по 31 января 1945 года уничтожил 19 танков и САУ врага, 41 артиллерийское орудие, 15 пулемётных гнёзд, 10 миномётов и 12 блиндажей. Из 23 участвовавших в боях машин ни одна не была безвозвратно потеряна.
81-й ОГвТТП в 3.30 16 февраля 1945 года в составе 16 танков атаковал Кукенен. Командир 144-й стрелковой дивизии, которой был придан полк, посчитал, что ИС-2 способны сделать всё сами. Вышедшие в атаку ИС-2 были встречены фланговым огнём немцев, которые сожгли два ИС-2 и ещё два подбили. 4-я танковая рота прикрыла выход трёх ИС-2 второй танковой роты на окраину населённого пункта Немреттен, но без отрезанной пехоты развить успех не удалось. Два ИС-2 в этой фазе боя были подбиты. В течение трёх часов танкисты вели бой с пехотой, танками и противотанковыми орудиями противника, потеряв ещё девять ИС-2 подбитыми. Попытки увлечь свою пехоту успеха не имели. В результате 16 февраля Кукенен так и не был взят, а полк был выведен из боя для восстановления и обслуживания матчасти. Из 15 числившихся ИС-2 по состоянию на 17 февраля 1945 года боеспособными были семь, два нуждались в среднем ремонте, три остались не эвакуированными с поля боя и три подлежали списанию (то есть их можно занести в безвозвратные потери). По всей видимости, немецкая сторона в этом бою не понесла серьёзного урона, так как в успехах полка за 15—27 февраля 1945 года значатся уничтоженные 4 танка, 4 бронетранспортёра, 17 орудий и одно захваченное штурмовое орудие. По документам, эти успехи были достигнуты во время боя 15 февраля и 19—27 февраля, когда полк оправился от причинённых 16 февраля потерь под Кукененом.

Огромную роль в быстром восстановлении боеспособности советских танковых частей сыграла высокая живучесть и ремонтопригодность ИСов и созданных на их базе САУ. Нередкими были случаи, когда полк, накануне потерявший большую часть своих машин, уже через день-два был снова готов к бою. Так, в 88-м ОГвТТП к 25 января имелось лишь два исправных танка, другие были либо подбиты, либо вышли из строя по техническим и иным причинам (в том числе два утонули в реке). Однако уже к 1 февраля в строй вернулись 15 восстановленных и боеспособных машин.

88-й и 89-й ОГвТТ полки первыми штурмовали при свете прожекторов немецкие позиции с Кюстринского плацдарма в первый день Берлинской операции.


4  
Штурмы городов

Вместе с САУ на его базе ИС-2 активно использовался для штурмовых действий укреплённых городов, таких как Будапешт, Бреслау, Берлин. Тактика действий в таких условиях предусматривала действия ОГвТТП штурмовыми группами из 1—2 танков в сопровождении пехотного отделения из нескольких автоматчиков, снайпера или меткого стрелка из винтовки и иногда ранцевого огнемётчика. В случае слабого сопротивления танки с посаженными на них штурмовыми группами на полном ходу прорывались вдоль улиц к скверам, площадям, паркам, где можно было занять круговую оборону. При наличии сильного огня бойцы штурмовых групп спешивались, а танки вели продольно-перекрёстный огонь вдоль улиц, прикрывая продвижение пехоты вперёд. Основной задачей бойцов штурмовых групп было уничтожение вражеских гранатомётчиков («фаустников») и расчётов буксируемых противотанковых пушек, тогда как ИС-2 со своей мощью огня уничтожали пулемётные гнёзда, вели стрельбу по выявленным позициям снайперов, разрушали бронеколпаки и ДОТы. В случае контратак танков или штурмовых орудий ИС-2 переносили на них тяжесть своего огня, защищая тем самым свою пехоту. В случае обнаружения баррикад, рвов, завалов ИС-2 разрушали их своим огнём, либо обеспечивали огневое прикрытие подразделениям инженеров, которые ликвидировали препятствие. Особо важное внимание наставления для танкистов и самоходчиков уделяли манёвру даже в стеснённых условиях городского боя, действий по принципу «выехал из укрытия, выстрелил, ушёл в укрытие».

В этих боях ИС-2 несли значительные потери, причём популярное мнение приписывает их исключительной эффективности немецких ручных противотанковых гранатомётов «Панцерфауст» и «Панцершрек». Однако статистика потерянных советских танков в Берлинской операции свидетельствует не в пользу этой в версии. Более 85 % выведенных из строя танков приходится на ствольную танковую и противотанковую немецкую артиллерию, а имевшиеся случаи массового поражения ИС-2 кумулятивными гранатами объясняются в основном грубыми нарушениями тактики городского боя командирами РККА, когда танки бросались вперёд без надлежащего прикрытия со стороны своей пехоты. К сожалению для советской стороны, во многих случаях попытки взять город с налёта без использования тактики штурмовых групп приводили к более чем серьёзным потерям.

О накале боёв свидетельствует тот факт, что экипажи ИС-2 в городских боях (например, штурме Берлина) расходовали в день два — три боекомплекта, иной раз каким-то образом находя в танке место для дополнительных снарядов (до 42) вместо 28 штатных. В качестве иллюстрации можно привести эпизод с участием ИС-2 34-го ОГвТТП 27 апреля 1945 года. Штурмовая группа в составе ИС-2 и восьми стрелков прорвалась к кирхе на Курфюрстенштрассе, но натолкнулась на сильный опорный пункт, удерживаемый солдатами войск СС, численностью свыше сотни. Танк подорвался на мине, в нём погибли заряжающий и наводчик, затем немцы отрезали своим огнём пехотинцев от ИС-2, создав благоприятные условия для «фаустников». Попаданием кумулятивной гранаты убило командира, в живых остался только механик-водитель сержант Герман Шашков. Вторым попаданием из фаустпатрона ИС-2 был подожжён в моторном отделении, но сержант сумел развернуть танк так, чтобы обрушить близлежащую стену и сбить пламя её обломками. Затем он среди тел погибших товарищей встал за орудие и пулемёты и вёл огонь до полного исчерпания боекомплекта, после этого, открыв люк, продолжал отбиваться гранатами. Согласно монографии «Танки ИС в боях», после того, как к танку подошли советские солдаты, окровавленного Шашкова нашли лежащим на днище с ножом в руках. В своих мемуарах В. И. Чуйков добавляет, что отважный танкист отверг предложения противника сдаться и умер вскоре после подхода своих, а вокруг повреждённого ИС-2 валялось более трёх десятков убитых эсэсовцев.

Танки ИС-2 обеспечивали огневую поддержку штурма Рейхстага:

30 апреля бои вплотную приблизились к стенам Рейхстага. С утра 88-й тяжелый танковый полк, переправившись через Шпрее по мосту Мольтке, занял огневые позиции на набережной Кронпринценуфер. В 11.30 части 79-го стрелкового корпуса перешли в наступление и преодолели ров на Кенигсплатц перед Рейхстагом. В 13.00 танки полка, участвуя в общей артиллерийской подготовке предшествовавшей штурму, открыли огонь прямой наводкой по рейхстагу. В 18.30 полк своим огнем поддержал и второй штурм рейхстага, и только с началом боя внутри здания танки прекратили его обстрел.


3  
Столкновения с «Тиграми»

Вопрос о боевых эпизодах с участием ИС-2 и немецких тяжёлых танков «Тигр I» или «Тигр II» является одним из наиболее горячо обсуждаемых на форумах военной или компьютерно-игровой направленности. Накал спорящих постоянно поддерживают ссылки на документы тех или иных подразделений РККА или вермахта, а также мемуары видных военачальников и танкистов той эпохи. В них, как правило, фигурируют десятки и сотни уничтоженных или подбитых ИС-2 и «Тигров». Однако при этом следует учитывать то обстоятельство, что и с той, и с другой стороны имели место многочисленные приписки и ошибки в определении типа вражеской техники; более того, зачастую не сходятся место, время и подразделения, участвовавшие в бою. Поэтому наиболее достоверными источниками являются не реляции о числе подбитой и уничтоженной вражеской техники, а отчёты об имеющейся материальной части и донесения трофейных команд. Также следует отметить, что зачастую списание уничтоженной техники официально происходит позже, чем бой, в котором она была потеряна, а отправленные в ремонт подбитые танки могут не считаться за безвозвратные потери и это вносит дополнительные сложности в точный учёт исхода того или иного боя. По результатам своего анализа документов, известные историки М. Барятинский и М. Свирин утверждают о довольно немногочисленных эпизодах с одновременным участием «Тигров» и ИС-2. Это не является удивительным, поскольку эти машины являлись тяжёлыми танками прорыва, не предназначенными в общем случае для боя друг с другом. Наиболее известными эпизодами с доказанным участием этих танков являются бои 71-го ОГвТТП с «Тиграми II» 501-го тяжёлого танкового батальона под Оглендувом и столкновение под Лисувом. В обоих случаях обе стороны понесли тяжёлые потери, например, под Оглендувом погиб командир 71-го ОГвТТП гвардии подполковник Юдин, а его полк потерял сгоревшими 3 ИС-2 и ещё 7 подбитыми (из которых 4 были отремонтированы собственными силами полка). В бою под Лисувом погиб командир 424-го тяжело-танкового батальона майор Сэмиш, а сам батальон потерял почти всю матчасть, с советской стороны также погиб командир 61-й танковой бригады Н. Г. Жуков. Также стоит отметить, что широкоизвестный недостаток ИС-2 — малая скорострельность — в реальной обстановке боя оказался не столь уж влияющим на его исход: лейтенанты Клименков, Беляков и Удалов подбили и уничтожили несколько «Тигров II», причём для вывода из строя последних потребовалось несколько попаданий.

Причины потерь

Достаточно информативен отчёт по боевым действиям 72-го ОГвТТП с 20 апреля по 10 мая 1944 года, в котором детально указываются причины безвозвратных потерь ИС-2 в боях:

Танк № 40247 20 апреля в районе Герасимув попал под артиллерийский обстрел САУ «Фердинанд» с дистанции 1500—1200 м. Экипаж смог ответить одним выстрелом, так как отказал спусковой механизм пушки. Уходя из под огня САУ, ИС-2 получил 5 попаданий в лобовую часть корпуса, не причинивших ему вреда. В это время другая САУ «Фердинанд» незаметно приблизилась с фланга на расстояние 600—700 м и бронебойным снарядом пробила правый борт танка в районе двигателя. Экипаж покинул остановившуюся машину, которая вскоре загорелась.

Танк № 40255 с расстояния 1000—1100 м получил прямое попадание 88-мм снаряда танка «Тигр» в нижний передний наклонный броневой лист, в результате чего был пробит левый топливный бак, механик-водитель ранен осколками брони, а остальные члены экипажа получили лёгкие ожоги. Танк сгорел.


2  
Танк № 4032, после того как выдержал с дистанции 1500—1000 м три попадания из танка «Тигр» в корпус спереди, был уничтожен огнём другого «Тигра» с расстояния 500—400 м. 88-мм бронебойный снаряд пробил с правой стороны нижний лобовой лист, произошло воспламенение пороха гильзы, а затем и топлива. Танкисты, покинув машину, вынесли раненого механика-водителя в тыл.

Танк № 40260 сгорел от попадания с фланга в левый борт 88-мм снаряда танка «Тигр» с дистанции 500 м. Снаряд разрушил двигатель, танк загорелся, командир танка и наводчик получили ранения.

Танк № 40244 получил прямое попадание бронебойным снарядом из танка «Тигр» с дистанции 800—1000 м в правый борт корпуса. Механик-водитель был убит, а в танке загорелось дизельное топливо, вылившееся из разрушенного правого топливного бака. Танк был эвакуирован и затем взорван сапёрами.

Танк № 40263 сгорел от попадания двух снарядов в борт.

Танк № 40273… получил два прямых попадания: первое — в башню, сразу же за ним второе — в бортовой лист в районе моторного отделения. Боевой расчёт в башне погиб, а механик-водитель был ранен. Танк оставлен на территории противника.

Танк № 40254 был подбит огнём САУ «Фердинанд», находившейся в засаде. Первый снаряд подбашенной коробки не пробил, а вот вторым снарядом был пробит борт корпуса и выведен из строя двигатель. Экипаж эвакуировали, а машина сгорела.

Таким образом, этот документ подтверждает, что пожаробезопасность ИС-2 ухудшалась отмеченным выше размещением топливных баков в обитаемых местах машины, но в относительный «плюс» можно засчитать худшую воспламеняемость дизельного топлива по сравнению с бензином. Также рапорты из фронтовых частей свидетельствуют, что горящие ИС-2 успешно тушились своими же собственными экипажами при помощи штатного тетрахлорного огнетушителя. При этом надо отметить, что тушение необходимо было выполнять в противогазах — попадая на раскалённые поверхности тетрахлорид углерода частично окислялся до фосгена, который является сильнодействующим ядовитым веществом удушающего действия. Уже в то время на танках других стран начали применяться более безопасные углекислотные огнетушители. Взрывобезопасность ИС-2 была столь же плоха, как и у всех прочих танков того времени (за редкими исключениями) — боекомплект располагался в боевом отделении и его взрыв гарантированно уничтожал весь танк со всем экипажем.


1  
ИС-2 в польских и чехословацких частях

Армия Войска Польского получила 71 ИС-2 для формирования двух полков тяжёлых танков, которые приняли активное участие в боях в Померании и в Берлинской операции. После войны у поляков осталось 26 танков.

Чехословацкие части получили несколько ИС-2 весной 1945 года.

Классификация тяжёлый танк прорыва
Боевая масса, т 46
Компоновочная схема классическая
Экипаж, чел. 4
История
Годы производства 1943—1945
Годы эксплуатации 1944—1995
Количество выпущенных, шт. 3475
Основные операторы
Размеры
Длина корпуса, мм 6770
Длина с пушкой вперёд, мм 9830
Ширина корпуса, мм 3070
Высота, мм 2630
Клиренс, мм 420
Бронирование
Тип брони катаная высокой твёрдости, литая средней твёрдости
Лоб корпуса (верх), мм/град. 120 / 60°
Лоб корпуса (низ), мм/град. 100 / −30°
Борт корпуса (верх), мм/град. 90 / 15°
Борт корпуса (низ), мм/град. 90 / 0°
Корма корпуса (верх), мм/град. 60 / 49°
Корма корпуса (низ), мм/град. 60 / −41°
Днище, мм 20
Крыша корпуса, мм 30
Лоб башни, мм/град. 100
Маска орудия, мм/град. 100
Борт башни, мм/град. 90 / 20°
Корма башни, мм/град. 90 / 30°
Крыша башни, мм 30
Вооружение
Калибр и марка пушки 122-мм Д-25Т
Длина ствола, калибров 48
Боекомплект пушки 28
Углы ВН, град. −3°…+20°
Углы ГН, град. 360°
Прицелы ТШ-17
Пулемёты 3 × 7,62-мм ДТ, 1 × 12,7-мм ДШК
Подвижность
Тип двигателя V‑образный 4‑тактный 12‑цилиндровый дизель В‑2ИС
Мощность двигателя, л. с. 520
Скорость по шоссе, км/ч 37
Скорость по пересечённой местности, км/ч 10—15
Запас хода по шоссе, км 240
Запас хода по пересечённой местности, км 160
Удельная мощность, л. с./т 11,3
Тип подвески торсионная индивидуальная
Удельное давление на грунт, кг/см² 0,8
Преодолеваемый подъём, град. 36°
Преодолеваемая стенка, м 1
Преодолеваемый ров, м 2,5
Преодолеваемый брод, м 1,3


Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск

Друзья сайта
Вам Скучно? То гда Вам Сюда!
  • МЕГА СБОРНИК САМОДЕЛОК
  • ОНЛАЙН ТЕЛЕВИДЕНИЕ
  • ОНЛАЙН РАБОТА
  • БРОНЕ ТЕХНИКА
  • Смотреть онлайн кино бесплатно
  • ИЗОБРЕТЕНИЯ И ИЗОБРЕТАТЕЛИ
  • МИР ОРУЖИЯ
  • ОНЛАЙН КИНО
  • Самоделки
  • ВКУСНО С НАМИ
  • Блог о Все и не очем
  • Архив знаний
  • ОНЛАЙН КИНО
  • Фотоальбомы
  • энциклопедия авиации
  • Игры Денди Sega Онлайн
  • Сделай сам
  • New Wiki
  • Энцеклопедия кораблей
  • Железнодорожный транспорт
  • Доисторическая Европа
  • Динозавры
  • Дирижабли
  • Цивилизация майя
  • Древний Восток
  • Скучать некогда
  • Читаем книги онлайн
  • Создай свой блог сам

  • Copyright MyCorp © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz
    МАТЕРИАЛ ЧАСТИЧНО ВЗЯТ И ПЕРЕВЕДЕН С wikipedia.org