ВСЕ О БРОНЕТЕХНИКЕ
Пятница, 22.09.2017, 03:59
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | БРОНЯ | Регистрация | Вход
ТАНКОДРОМ

Категории раздела
Лёгкие танки [6]
Средние танки [3]
Тяжёлые танки [13]
Танкетки [0]
Крейсерские танки [0]
Основные боевые танки [2]
Пехотные танки [0]
Плавающие танки [0]
САУ [0]

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » Статьи » Немецкая бронетехника » Тяжёлые танки

Пантера (танк)

«Пантера» (нем. Panzerkampfwagen V Panther, сокр. PzKpfw V «Пантера») — немецкий танк периода Второй мировой войны. Эта боевая машина была разработана фирмой MAN в 1941—1942 годах как основной танк вермахта. По немецкой классификации «Пантера» считалась средним танком. В советской танковой классификации «Пантера» считалась тяжёлым танком, её именовали как Т-5 или Т-V. В ведомственной сквозной системе обозначений военной техники нацистской Германии «Пантера» имела индекс Sd.Kfz. 171. Начиная с 27 февраля 1944 года фюрер приказал использовать для обозначения танка только название «Пантера».


Боевым дебютом «Пантеры» стала битва на Курской дуге, впоследствии танки этого типа активно использовались вермахтом и войсками СС на всех европейских театрах военных действий. По мнению ряда экспертов, «Пантера» является лучшим немецким танком Второй мировой войны и одним из лучших в мире. В то же время танк имел ряд недостатков, был сложен и дорог в производстве и эксплуатации. На базе «Пантеры» выпускались самоходные артиллерийские установки (САУ) «Ягдпантера» и ряд специализированных машин для инженерных и артиллерийских частей немецких вооружённых сил.

История создания

Работы по новому среднему танку, предназначенному для замены PzKpfw III и PzKpfw IV, начались в 1938 году. Проект такой боевой машины массой 20 тонн, над которым работали фирмы «Даймлер-Бенц», «Крупп» и MAN, получил индекс VK 20.01. Работа над новым танком шла достаточно медленно, поскольку надёжные и проверенные в боях средние танки вполне удовлетворяли немецких военных. Тем не менее, к осени 1941 года конструкция шасси была в целом проработана.  Однако к этому времени ситуация изменилась.

После начала войны с Советским Союзом немецкие войска встретились с новыми советскими танками — Т-34 и КВ. Первоначально советская техника не вызвала большого интереса у немецких военных, но к осени 1941 года темпы немецкого наступления стали падать, а с фронта начали приходить сообщения о превосходстве новых советских танков — особенно Т-34 — над немецкими. Для изучения советских танков немецкими военными и техническими специалистами была создана специальная комиссия, в которую входили ведущие немецкие конструкторы бронетанковой техники, в частности Ф. Порше и Г. Книпкамп. Немецкие инженеры детально изучили все достоинства и недостатки Т-34 и других советских танков, после чего вынесли решение о необходимости реализации в немецком танкостроении таких новшеств, как наклонное расположение брони, ходовая часть с большими катками и широкие гусеницы. Работы над 20-тонным танком были прекращены, вместо этого 25 ноября 1941 года фирмам «Даймлер-Бенц» и MAN был выдан заказ на прототип 35-тонного танка с использованием всех этих конструктивных решений. Перспективный танк получил условное название «Пантера». Для определения наиболее подходящего для вермахта прототипа также была образована «Пантеркомиссия» из ряда видных военных деятелей Третьего рейха.
 

Весной 1942 года оба подрядчика представили свои прототипы. Опытная машина фирмы «Даймлер-Бенц» даже внешне сильно напоминала Т-34 — немецкие инженеры полностью заимствовали компоновку с задним расположением моторно-трансмиссионного отделения. В своём стремлении добиться сходства с «тридцатьчетвёркой» они предложили даже оснастить танк дизельным двигателем, хотя острая нехватка дизельного топлива в Германии (оно в подавляющем большинстве шло на нужды подводного флота) делало этот вариант бесперспективным. Адольф Гитлер проявлял большой интерес и склонность к этому варианту, фирма «Даймлер-Бенц» даже получила заказ на 200 машин. Однако в итоге заказ был аннулирован, а предпочтение было отдано конкурирующему проекту фирмы MAN. Комиссия отметила ряд преимуществ проекта MAN, в частности более удачную подвеску, бензиновый двигатель, лучшую маневренность, меньший вылет орудийного ствола. Также высказывались соображения, что схожесть нового танка с Т-34 приведёт к путанице боевых машин на поле боя и потерям от своего же огня.

Прототип фирмы MAN был выдержан целиком в духе немецкой танкостроительной школы: переднее расположение трансмиссионного отделения и заднее — моторного, индивидуальная торсионная «шахматная» подвеска конструкции инженера Г. Книпкампа. В качестве основного вооружения на танк устанавливалась указанная фюрером 75-мм длинноствольная пушка производства фирмы «Рейнметалл» (Rheinmetall). Выбор относительно небольшого калибра определялся желанием получить высокую скорострельность и большой возимый боезапас внутри танка. Интересно, что в проектах обеих фирм немецкие инженеры сразу же отказались от подвески типа Кристи, использовавшейся в Т-34, сочтя её конструкцию негодной и устаревшей. Над созданием «Пантеры» работала большая группа сотрудников фирмы MAN под руководством главного инженера танкового отдела фирмы П. Вибикке. Также значительный вклад в создание танка внёс инженер Г. Книпкамп (ходовая часть) и конструкторы фирмы «Рейнметалл» (пушка).

После выбора прототипа началась подготовка к быстрейшему запуску танка в серийное производство, которое началось в первой половине 1943 года

Производство

Серийный выпуск PzKpfw V «Пантера» продолжался с января 1943 года по апрель 1945 года включительно. Помимо фирмы-разработчика MAN «Пантеру» выпускали такие известные немецкие концерны и предприятия, как «Даймлер-Бенц», «Хеншель», «Демаг» и др. Всего в производстве «Пантеры» задействовалось 136 смежников, распределение поставщиков по узлам и агрегатам танка было следующим:
бронекорпуса — 6;
двигатели — 2;
коробки перемены передач — 3;
гусеницы — 4;
башни — 5;
вооружение — 1;
оптика — 1;
стальное литьё — 14;
поковки — 15;
крепёж, прочие узлы и агрегаты — остальные предприятия.

Кооперация в производстве «Пантеры» была очень сложной и развитой. Поставки важнейших узлов и агрегатов танка дублировались, чтобы избежать перебоев в снабжении при различного рода нештатных ситуациях. Это оказалось очень полезным, поскольку местоположение участвующих в процессе производства «Пантеры» предприятий было известно командованию военно-воздушных сил союзников и практически все они испытали на себе довольно успешные бомбовые удары противника. В результате руководство Министерства вооружений и боеприпасов Третьего рейха было вынуждено эвакуировать часть производственного оборудования в небольшие города, менее привлекательные для массированных бомбовых ударов союзников. Также выпуск узлов и агрегатов «Пантеры» был организован в различного рода подземных укрытиях, ряд заказов был передан мелким предприятиям. Поэтому изначального плана по выпуску 600 «Пантер» в месяц ни разу достичь не удалось, максимум серийного выпуска пришёлся на июль 1944 года — тогда заказчику было сдано 400 машин. Всего было выпущено 5976 «Пантер», из них в 1943 году — 1768, в 1944 — 3749, в 1945—459. Таким образом, PzKpfw V стал вторым по численности танком Третьего рейха, уступив по объёмам выпуска лишь PzKpfw IV.

Броневой корпус и башня


Корпус танка собирался из катаных поверхностно закалённых броневых плит средней и низкой твёрдости, соединённых «в шип» и сваренных двойным швом. Верхняя лобовая деталь (ВЛД) толщиной 80 мм имела рациональный угол наклона в 57° относительно нормали к горизонтальной плоскости. Нижняя лобовая деталь (НЛД) толщиной 60 мм устанавливалась под углом 53° к нормали. Полученные при обмере трофейной «Пантеры» на полигоне в Кубинке данные несколько отличались от вышеприведённых: ВЛД толщиной 85 мм имела наклон 55° к нормали, НЛД — 65 мм и 55° соответственно. Верхние бортовые листы корпуса толщиной 40 мм (на поздних модификациях — 50 мм) наклонены к нормали под углом 42°, нижние устанавливались вертикально и имели толщину 40 мм. Кормовой лист толщиной 40 мм наклонён к нормали под углом 30°. В крыше корпуса над отделением управления имелись люки-лазы для механика-водителя и стрелка-радиста. Крышки люков приподнимались вверх и сдвигались в сторону, как на современных танках. Кормовая часть корпуса танка разделялась броневыми перегородками на 3 отсека, при преодолении водных преград ближние к бортам танка отсеки могли заполняться водой, но в средний отсек, где находился двигатель, вода не попадала. В днище корпуса имелись технологические люки для доступа к торсионам подвески, спускным кранам системы питания, охлаждения и смазки, откачивающей помпе и спускной пробке картера коробки переключения передач.

Башня «Пантеры» представляла собой сварную конструкцию из катаных броневых листов, соединённых «в шип». Толщина бортовых и кормовых листов башни 45 мм, наклон к нормали 25°. В передней части башни в литой маске устанавливалось орудие. Толщина маски пушки 100 мм. Вращение башни производилось гидравлическим механизмом, осуществлявшим отбор мощности от двигателя танка; скорость вращения башни зависела от оборотов двигателя, при 2500 об/мин время поворота башни составляло 17 секунд вправо и 18 секунд влево. Также был предусмотрен ручной привод вращения башни, 1000 оборотов маховика соответствовала повороту башни на 360°. Башня танка неуравновешенна, из-за чего её поворот вручную при крене более чем 5° был невозможен. Толщина крыши башни составляла 17 мм, на модификации Ausf. G её увеличили до 30 мм. На крыше башни устанавливалась командирская башенка, с 6 (позднее с 7) смотровыми приборами.



Вооружение

Основным вооружением танка являлась 75-мм танковая пушка KwK 42 производства фирмы «Рейнметалл-Борзиг». Длина ствола орудия 70 калибров / 5250 мм без учёта дульного тормоза и 5535 мм вместе с ним. К основным конструктивным особенностям пушки относятся:
полуавтоматический вертикальный клиновый затвор копирного типа;
противооткатные устройства: 
гидравлический тормоз отката;
гидропневматический накатник;
подъёмный механизм секторного типа.

Стрельба из орудия была возможна только снарядами с электрозапальной втулкой, кнопка электроспуска размещалась на маховике подъёмного механизма. Башня была оборудована устройством продувки канала орудия после выстрела, которое состояло из компрессора и системы шлангов и клапанов. Воздух для продувки отсасывался из короба гильзоулавливателя.

Боекомплект пушки состоял из 79 выстрелов для модификаций A и D и 82 выстрелов для модификации G. В боекомплект входили бронебойные снаряды Pzgr. 39/42, подкалиберные снаряды Pzgr. 40/42 и осколочно-фугасные Sprgr.

Следует отметить, что данные выстрелы подходили только для орудия KwK/StuK 42 с длиной ствола 70 калибров. Выстрелы укладывались в нишах подбашенной коробки, в боевом отделении и отделении управления. Орудие KwK 42 имело мощную баллистику и на момент своего создания могло поражать практически все танки и САУ стран антигитлеровской коалиции. Лишь появившийся в середине 1944 года советский танк ИС-2 со спрямлённой ВЛД имел лобовое бронирование корпуса, надёжно защищавшее его от снарядов пушки «Пантеры» на основных дистанциях боя. Американские танки М26 «Першинг» и малосерийные M4A3E2 «Шерман Джамбо» также имели броню, способную защитить их в лобовой проекции от снарядов KwK 42. Более подробно о сравнительной характеристике орудия «Пантеры» см. раздел «Оценка проекта». Ниже приведена таблица бронепробиваемости орудия KwK 42.

С пушкой был спарен 7,92-мм пулемёт MG-34, второй (курсовой) пулемёт размещался в лобовом листе корпуса в бугельной установке (в лобовом листе корпуса имелась вертикальная щель для пулемёта, закрываемая броневой заслонкой) на модификации D и в шаровой установке на модификациях A и G. Командирские башенки танков модификаций A и G были приспособлены для установки зенитного пулемёта MG-34 или MG-42. Общий боекомплект патронов для пулемётов составлял 4800 патронов у танков Ausf. G и 5100 для «Пантер» Ausf. A и D.

В качестве средства обороны от пехоты танки модификаций A и G оснащались «устройством ближнего боя» (Nahkampfgerat), мортиркой калибра 56 мм. Мортирка располагалась в правой задней части крыши башни, в боекомплект входили дымовые, осколочные и осколочно-зажигательные гранаты.

«Пантеры» модификации D оснащались бинокулярным телескопическим ломающимся прицелом TZF-12, на танки модификаций A и G ставился более простой монокулярный прицел TZF-12А, представлявший собой правую трубу прицела TZF-12. Бинокулярный прицел имел кратность 2,5× и поле зрения 30°, монокулярный — переменную кратность 2,5× или 5× и поле зрения 30° или 15° соответственно. При изменении угла возвышения орудия, отклонялась только объективная часть прицела, окулярная оставалась неподвижной; благодаря этому достигалось удобство работы с прицелом на всех углах возвышения орудия.

Двигатель и трансмиссия

На первых 250 танках устанавливался 12-цилиндровый V-образный карбюраторный двигатель «Майбах» (Maybach) HL210P30 объёмом 21 л. С мая 1943 года его сменил «Майбах» HL230P30. На новом моторе были увеличены диаметры поршней, рабочий объём двигателя возрос до 23 л. По сравнению с моделью HL210P30, где блок цилиндров был алюминиевым, эта деталь у HL230P30 изготавливалась из чугуна, из-за чего масса двигателя возросла на 350 кг. HL230P30 развивал мощность 700 л. с. при 3000 об/мин. Максимальная скорость танка с новым двигателем не увеличилась, но запас тяги вырос, что позволило более уверенно преодолевать бездорожье.

Трансмиссия состояла из главного фрикциона, карданной передачи, коробки переключения передач (КПП) АК 7-200, механизма поворота, бортовых передач и дисковых тормозов. Коробка передач — трёхвальная, с продольным расположением валов, семиступенчатая, пятиходовая, с постоянным зацеплением шестерён и простыми (безынерционными) конусными синхронизаторами для включения передач со 2-й по 7-ю.

КПП и механизм поворота выполнялись в виде единого агрегата, что уменьшало количество центровочных работ при сборке танка, но демонтаж габаритного узла в полевых условиях был трудоёмкой операцией.

Приводы управления танком — комбинированные, с гидросервоприводом следящего действия с механической обратной связью.

Ходовая часть
 


Ходовая часть танка с «шахматным» расположением опорных катков конструкции Г. Книпкампа обеспечивала хорошую плавность хода и более равномерное распределение давления на грунт по опорной поверхности в сравнении с иными техническими решениями. С другой стороны, такая конструкция ходовой части была сложна в производстве и ремонте, а также имела большую массу. Так, для замены одного катка из внутреннего ряда требовалось демонтировать от трети до половины внешних катков. На каждый борт танка приходилось по 8 опорных катков большого диаметра. В качестве упругих элементов подвески использовались двойные торсионы, передняя и задняя пара катков снабжалась гидравлическими амортизаторами. Ведущие катки — передние, со съёмными венцами, зацепление гусениц цевочное. Гусеницы стальные мелкозвенчатые, каждая из 86 стальных траков. Траки литые, шаг трака 153 мм, ширина 660 мм.

Серийные



«Ягдпантера» (SdKfz 173)



После дебюта тяжёлого истребителя танков «Фердинанд» на Курской дуге руководство Министерства Вооружений Третьего рейха выдало заказ на разработку аналогичной по вооружению боевой машины на более технологичном и мобильном шасси. Наилучшим вариантом стало использование базы «Пантеры» для установки на неё бронированной рубки с длинноствольной 88-мм пушкой StuK43 L/71. Получившаяся САУ — истребитель танков получила название «Ягдпантера» и стала одной из лучших машин мира в своём классе.

Bergepanther (SdKfz 179)

Для эвакуации с поля боя подбитых боевых машин под огневым воздействием противника на базе «Пантеры» была разработана специализированная бронированная ремонтно-эвакуационная машина (БРЭМ) Bergepanther. Вместо башни с вооружением на шасси «Пантеры» устанавливались открытая платформа, крановая стрела и лебёдка. Первые образцы вооружались 20-мм автоматической пушкой, последующие — 7,92-мм пулемётом MG-34. Экипаж помимо командира и механика-водителя включал до десяти ремонтников. Bergepanther часто называется лучшей БРЭМ Второй мировой войны.

Прототипы и проекты

Panzerbeobachtungswagen Panther (SdKfz 172)

Panzerbeobachtungswagen Panther — танк передовых артиллерийских наблюдателей. На машине отсутствовала пушка, вместо неё в невращающейся башне устанавливался деревянный макет. Вооружение состояло из установленного в маске пулемёта MG-34. Танк оснащался перископом командира кругового вращения TSR 1, широкоугольного перископа TSR 2, который мог подниматься на высоту до 430 мм над башней, двух танковых перископов TBF 2, и горизонтально-базового стереоскопического дальномера. Экипаж состоял из командира, наблюдателя, водителя и радиста. По одним источникам был построен единственный экземпляр, по другим — серия в 41 машину.

Проекты САУ на базе «Пантеры»

Шасси «Пантеры» предполагалось использовать для целого ряда боевых машин с различным артиллерийским вооружением, однако все эти проекты остались лишь на бумаге, ниже перечислены некоторые из них:
Самоходная 105-мм гаубица на шасси танка VK 3002 фирмы MAN, рабочее название Grille 15.
САУ, вооружённая 128-мм противотанковой пушкой PaK 44 L/55 — Grille 12.
САУ, вооружённая 150-мм тяжёлой полевой гаубицей sFH 18/4 фирмы «Рейнметалл» — Gerät 811.
САУ, вооружённая 150-мм тяжёлой полевой гаубицей sFH 43 фирмы «Рейнметалл» — Gerät 5-1530.
САУ, вооружённая 128-мм пушкой К-43 фирмы «Рейнметалл» — Gerät 5-1213.
Самоходная бронированная установка для запуска неуправляемых реактивных снарядов калибра 105 мм фирмы «Шкода» — 10,5-cm Škoda Panzerwerfer 44.

Проекты ЗСУ на базе «Пантеры»

С осени 1942 года началась проработка проектов зенитных самоходных установок (ЗСУ) на базе нового танка; первым из них стала зенитная самоходная установка на шасси «Пантеры», вооружённая 88-мм зенитной пушкой FlaK 18 (позднее и FlaK 40). Однако проект был отклонён в пользу ЗСУ, вооружённых скорострельными малокалиберными автоматическими пушками. 7 декабря 1942 года Альберт Шпеер отдал приказ о создании ЗСУ на базе «Пантеры», вооружённых 37-мм и 50—55-мм автоматическими пушками. Проектированием занимались фирмы «Крупп» и «Рейнметалл», в январе — феврале 1944 года был разработан проект башни, вооружённой двумя 37-мм автоматическими пушками FlaK 44. Новая ЗСУ должна была называться Flakpanzer «Coelian» (Зенитный танк «Кёлиан» — «Небесный»). Деревянный макет башни был установлен на отремонтированное шасси танка «Пантера» модификации D2 осенью 1944 года, однако организовать серийное производство столь сложной машины в 1945 году не удалось. Также были прекращены работы и по проекту ЗСУ «SuperCoelian», вооружённой 55-мм зенитными автоматами.

Организационно-штатная структура

Высшее руководство вермахта и Министерства вооружений предполагало, что танки «Пантера» должны были заменить собой PzKpfw III и PzKpfw IV и стать основным танком панцерваффе. Однако возможности производства не могли удовлетворить потребности танковых войск, танк оказался сложным в производстве, цена его оказалась также выше планируемой. Поэтому было принято компромиссное решение: перевооружить на «Пантеры» только один батальон каждого танкового полка, одновременно наращивая производство PzKpfw IV.

В состав батальона по штату входили:
8 штабных танков (3 во взводе связи и 5 в разведывательном взводе).
4 роты по 22 «Пантеры» (в роте 2 командирских танка и 4 взвода по 5 линейных машин). В дальнейшем численность рот несколько раз сокращалась сначала до 17 машин, потом до 14, и к весне 1945 года в ротах насчитывалось по 10 танков (штаты танковых рот вермахта K.St.N. 1177 Ausf. A, K.St.N. 1177 Ausf. B и K.St.N. 1177а).
Взвод ПВО, вооружённый зенитными танками Möbelwagen, Wirbelwind или Ostwind.
Сапёрный взвод.
Техническая рота.

Всего батальон по штату должен был иметь 96 танков, но на практике организация частей редко соответствовала штатной, в армейских частях батальон насчитывал 51—54 «Пантеры», в войсках SS их было несколько больше — 61—64 танка.

Боевое применение

Курская битва


Первыми частями, получившими новые танки, стали 51-й и 52-й танковые батальоны. В мае 1943 года они получили по 96 «Пантер» и другую положенную по штату технику, месяцем позже оба батальона вошли в состав 39-го танкового полка. Всего в полку насчитывалось 200 машин — по 96 в каждом батальоне и ещё 8 танков штаба полка. Командиром 39-го танкового полка был назначен майор Лаухерт. Перед началом операции «Цитадель» была сформирована 10-я танковая бригада, куда вошли 39-й танковый полк и танковый полк панцергренадерской дивизии «Великая Германия». Командиром бригады был назначен полковник Деккер. Бригада была оперативно подчинена дивизии «Великая Германия».

5 июля 1943 года немецкие части перешли в наступление на широком фронте под Курском. 39-й танковый полк атаковал позиции советских войск в районе села Черкасское и, несмотря на упорное сопротивление частей 67-й и 71-й стрелковых дивизий, а также контратаку 245-го отдельного танкового полка, к вечеру занял село. При этом за первый день боёв потери составили 18 «Пантер». 6 июля танки 10-й танковой бригады вместе с частями дивизии «Великая Германия» атаковали в направлении Луханино, но были остановлены частями 3-го механизированного корпуса, потери составили 37 «Пантер». На следующий день наступление продолжилось и, несмотря на отчаянное сопротивление советских войск, части 10-й танковой бригады заняли село Гремучее, весь день отбивая атаки советских танков и пехоты. К исходу дня в строю осталось всего 20 боеспособных танков.

В последующие дни боёв ударная мощь 39-го полка значительно снизилась; на вечер 11 июля боеспособными были 39 танков, 31 машина была потеряна безвозвратно и 131 танк требовал ремонта. 12 июля 39-й полк был выведен из боя для приведения в порядок материальной части. Новая атака 10-й бригады состоялась 14 июля, часть вновь понесла потери и к вечеру имела боеспособными 1 PzKpfw III, 23 PzKpfw IV и 20 «Пантер». Несмотря на хорошую работу ремонтных служб (в день возвращалось в строй до 25 машин), потери 39-го полка были значительные и к 18 июля 51-й батальон имел в строю 31 танк и 32 требовали ремонта, в 52-м батальоне было 28 боеспособных машин и 40 «Пантер» нуждалось в ремонте. На следующий день 51-й танковый батальон передал оставшиеся танки 52-му и отбыл под Брянск за новыми танками, имея на счету (по немецким данным) 150 подбитых и уничтоженных советских танков, безвозвратно потеряв в боевых действиях 32 «Пантеры». В дальнейшем батальон был включён в состав танкового полка дивизии «Великая Германия».

52-й батальон в течение 19—21 июля был переправлен под Брянск, продолжил воевать уже в составе 52-го армейского корпуса, а потом был включён в состав 19-й танковой дивизии. В последующих боях батальон понёс большие потери и последние «Пантеры» потерял в боях за Харьков.

Первый опыт боевого применения танков «Пантера» выявил как достоинства, так и недостатки танка. В числе достоинств нового танка немецкие танкисты отмечали надёжную защиту лба корпуса (на тот момент бывшую неуязвимой для всех танковых и противотанковых советских орудий), мощную пушку, позволявшую поражать все советские танки и САУ в лоб, и хорошие прицельные приспособления. Однако защита остальных проекций танка была уязвима к огню 76-мм и 45-мм танковых и противотанковых орудий на основных дистанциях боя, также было зафиксировано несколько случаев пробития лобовой проекции башни 45-мм подкалиберными и 76-мм калиберными бронебойными снарядами. Ниже приведена таблица повреждений танков «Пантера» осмотренных комиссией НИ БТ с 20 по 28 июля 1943 года на участке прорыва советского фронта немецкими войсками вдоль шоссе Белгород — Обоянь.

Применение «Пантер» на советско-германском фронте в 1944—1945 годах

Как уже отмечалось выше, после провала немецкого наступления на Курской дуге, оставшиеся «Пантеры» собрали в составе 52-го танкового батальона, который в августе 1943 года был переименован в I. Abteilung/Panzer-Regiment 15. 51-й танковый батальон был доукомплектован в Германии и остался в составе дивизии «Великая Германия». До ноября 1943 года на Восточный фронт прибыло ещё 3 батальона, укомплектованных новыми танками:
I. Abteilung/SS-Panzer-Regiment 2, входивший в состав дивизии SS «Das Reich» («Дас Рейх») — 71 «Пантера».
II. Abteilung/Panzer-Regiment 23 — 96 «Пантер».
I. Abteilung/Panzer-Regiment 2 — 71 «Пантера».

В ходе осенних боёв опять отмечалось большое число технических неполадок в двигателе и трансмиссии танка; вновь орудие KwK 42 и лобовая бронезащита удостоились комплиментов немецких танкистов.

В ноябре 1943 года 60 танков было отправлено под Ленинград, где они были переданы в состав 9-й и 10-й авиаполевых дивизий (Luftfelddivisionen). Танки были врыты в землю и использовались в качестве долговременных огневых точек, 10 наиболее боеспособных машин остались на ходу как подвижный резерв. В этом же месяце на советско-германский фронт прибыло ещё два танковых батальона, оснащённых «Пантерами». В декабре все танки на ходу передали в состав 3 танкового корпуса.

Всего за 1943 год на советско-германский фронт был отправлен 841 танк «Пантера». По состоянию на 31 декабря 1943 года в боеспособном состоянии осталось 80 машин, ещё 137 танков нуждались в ремонте, а 624 «Пантеры» было потеряно. В дальнейшем число «Пантер» на фронте постоянно возрастало, и к лету 1944 года число боеспособных танков достигло максимума — 522 машины.

Однако в ходе масштабного летнего наступления советских войск Германия снова понесла тяжёлые потери в бронетехнике, и для пополнения танковых войск было сформировано 14 танковых бригад, в каждой из которых имелось по батальону «Пантер». Но только 7 из этих бригад попали на Восточный фронт, остальные были направлены в Нормандию для отражения начавшегося наступления союзных войск.

Всего с 1 декабря 1943 года по ноябрь 1944 года, на советско-германском фронте было потеряно 2116 «Пантер».

Последним эпизодом массового применения немцами танков стал контрудар в Венгрии, в районе озера Балатон. Впоследствии оснащённые танками «Пантера» части вермахта и войск SS принимали участие в обороне Берлина и боях в Чехии.


«Пантеры» в Италии

Первые танки «Пантера» появились в Италии в августе 1943 года в составе 1-го батальона 1-й танковой дивизии SS. Всего в батальоне насчитывался 71 танк «Пантера» Ausf. D. В боях это подразделение не участвовало и в октябре 1943 года было отправлено назад в Германию.

Первой принявшей участие в боях частью стал 1-й батальон 4-го танкового полка, имевший 62 «Пантеры» модификаций Ausf. D и Ausf. A. Батальон участвовал в боях в районе Анцио и за несколько дней боёв понёс серьёзные потери. Так, на 26 мая 1944 года он насчитывал уже 48 танков, из них только 13 боеспособных. К 1 июня в батальоне осталось всего 6 «Пантер». 16 подбитых и уничтоженных танков были осмотрены американцами, причём из них только 8 машин имели следы боевых повреждений, а остальные были взорваны или сожжены своими экипажами при отступлении.

На 14 июня 1944 года 1-й батальон имел 16 «Пантер», из них 11 боеспособных; в июне — июле получил пополнение из 38 танков, в сентябре — ещё 18 «Пантер», и последнее пополнение из 10 машин батальон получил 31 октября 1944 года. В феврале 1945 года часть переименовали в 1-й батальон 26-го танкового полка и он оставался в Италии вплоть до капитуляции всей итальянской группировки немецких войск в апреле того же года.

Применение «Пантер» на Западном фронте


На Западном фронте первыми получившими новые танки частями стали I. Abteilung/SS-Panzer-Regiment 12 (1-й батальон 12-го танкового полка СС) и I. Abteilung/Panzer-Regiment 6 (1-й батальон 6-го танкового полка). В июне и июле в Нормандию было отправлено ещё 4 батальона «Пантер». Эти подразделения вступили в бой уже в начале июня 1944 года, а к 27 июля безвозвратные потери «Пантер» составили 131 танк.[24]

Новый немецкий танк оказался неприятным сюрпризом для союзников, так как его лобовая броня была непробиваема всеми штатными противотанковыми средствами, за исключением 17-фунтовой танковой и противотанковой британских пушек. Данное обстоятельство породило миф о том, что большинство немецких танков на Западном фронте было уничтожено союзной авиацией, господствовавшей в воздухе, а также ручными противотанковыми гранатомётами. Однако статистика поражённых танков говорит об обратном. За 2 летних месяца 1944 года англичанами было обследовано 176 подбитых и брошенных танков «Пантера», типы повреждений распределились следующим образом:
Бронебойные снаряды — 47 танков.
Кумулятивные снаряды — 8 танков.
Фугасные снаряды — 8 танков.
Авиационные ракеты — 8 танков.
Авиационные пушки — 3 танка.
Уничтожены экипажами — 50 танков.
Брошено при отступлении — 33 танка.
Не удалось установить тип повреждения — 19 танков.

Как видно из этого списка, процент «Пантер», уничтоженный авиацией и кумулятивными снарядами, достаточно мал. Гораздо чаще немцам приходилось уничтожать и бросать исправную технику из-за недостатка горючего или технических неисправностей. Союзники существенно недооценили количество «Пантер», которое они ожидали встретить во Франции. По аналогии с «Тиграми» предполагалось, что «Пантеры» сосредоточены в отдельных тяжёлых танковых батальонах, и встречи с ними будут нечастым явлением. Реальность показала полную несостоятельность таких предположений — «Пантеры» составляли около половины всех немецких танков во Франции, в результате чего потери танковых войск союзников оказались гораздо выше ожидаемых. Положение ухудшалось тем обстоятельством, что пушка основного танка союзников М4 «Шерман» оказалась малоэффективной против лобовой брони «Пантер». Решением проблемы могли стать танки «Шерман Файрфлай», вооружённые английской 17-фунтовой пушкой с мощной баллистикой, а также широкое использование подкалиберных снарядов. Однако и тех и других было немного. В итоге успешная борьба с «Пантерами» основывалась на значительном численном преимуществе союзников и господстве их авиации (атаки которой по тыловым частям вермахта существенно снижали боеспособность немецких танковых подразделений).

«Пантеры» в других странах

Союзники Германии предпринимали попытки получить танки этого типа, однако успехом они не увенчались. Существовали планы серийного выпуска «Пантер» в Италии; пять танков заказала Венгрия и один — Япония, однако данные заказы выполнены не были. В 1943 году одна «Пантера» Ausf. A была продана Швеции. Некоторое количество трофейных «Пантер» использовалось советскими войсками, первый такой случай датируется уже 5 августа 1943 года. Однако, по причине сложности технического обслуживания, необходимости использования высококачественного топлива и собственных боеприпасов, массового характера их использование не носило. В послевоенное время трофейные «Пантеры» несколько лет служили в войсках Франции, Чехословакии и Венгрии.

Танкобашенные ДОТы (Pantherturm-ДОТ)
 



Помимо танков, башни «Пантер» применялись для установки в качестве долговременных огневых точек (ДОТ). Для этой цели использовались как штатные башни танков модификаций Ausf. D и Ausf. A, так и специальные башни, которые отличались усиленной до 56 мм крышей и отсутствием командирской башенки.

Существовало 2 модификации ДОТов с башнями от «Пантер»:
Pantherturm I (Stahluntersatz) — башня устанавливалась на бронированное основание, сваренное из листов толщиной 80 мм, толщина основания башни 100 мм. Основание состояло из двух модулей, боевого и жилого. На верхний модуль устанавливалась башня, и в нём же размещался боекомплект. Нижний модуль использовался в качестве жилого отсека и имел два выхода, первый — через потайную дверь к выходу из ДОТа, второй — в переходную секцию к боевому модулю.
Pantherturm III (Betonsockel) — вариант ДОТа с бетонным основанием, отличался от Pantherturm I несколько увеличенными размерами модулей, выполненных из железобетона, но особых конструктивных отличий не имел.

Также существовали упрощённые версии ДОТов, когда башня монтировалась только на верхний боевой модуль.

Подобные огневые точки применялись на Атлантическом вале, на Готической линии в Италии, на Восточном фронте а также на улицах немецких городов. Часто в качестве ДОТов применялись закопанные по башню повреждённые танки «Пантера».

На конец марта 1945 года было произведено 268 Pantherturm-ДОТов.



Надёжность

Посланные на фронт летом 1943 года танки PzKpfw V «Пантера» отличались низкой для немецких машин надёжностью — небоевые потери среди них были самыми большими. Во многом этот факт объяснялся недоведённостью новой машины и слабым освоением её личным составом. По ходу серийного производства некоторые из проблем удалось решить, другие же преследовали танк до самого конца войны. Свою лепту в низкую надёжность машины внесла «шахматная» конструкция ходовой части. Грязь, набивавшаяся между опорных катков машины, зимой часто замерзала и полностью обездвиживала танк. Замена повреждённых подрывами на минах или артиллерийским огнём внутренних опорных катков была очень трудоёмкой операцией, иной раз занимая свыше десятка часов. По сравнению с наиболее массовыми танками противника — «Шерманом» и в несколько меньшей степени Т-34 выпуска 1943 года, «Пантера» явно оказывается в проигрышном положении.

Оценка боевого применения
 

Оценка в плане боевого применения является самой неоднозначной среди всех аспектов, связанных с «Пантерой». Западные источники и их русскоязычные переводы склонны к полному доверию немецким данным по боевому применению «Пантеры», зачастую мемуарного плана, и полностью игнорируют советские документальные источники. Такой подход подвергается серьёзной критике в работах российских историков танкостроения М. Барятинского и М. Свирина. Ниже приводятся некоторые факты, позволяющие составить более объективное мнение о достоинствах и недостатках «Пантеры» в бою.

Танк имел ряд безусловных плюсов — комфортные условия работы экипажа, качественная оптика, высокая скорострельность, большой возимый боезапас и высокая бронепробиваемость пушки KwK 42 не подлежат сомнению. В 1943 году бронепробиваемость снарядов пушки KwK 42 обеспечивала лёгкое поражение любого воевавшего тогда танка стран антигитлеровской коалиции на дистанциях свыше 2000 м, а верхняя лобовая бронеплита хорошо защищала «Пантеру» от вражеских снарядов, в какой-то мере даже от 122-мм или 152-мм крупнокалиберных за счёт рикошета (хотя в лобовой проекции танка имелись уязвимые места — маска орудия и нижняя лобовая деталь). Эти бесспорные положительные качества послужили основой для идеализации «Пантеры» в популярной литературе.

С другой стороны, в 1944 году ситуация изменилась — на вооружение армий СССР, США и Великобритании были приняты новые образцы танков, артиллерийских орудий и боеприпасов. Нехватка легирующих элементов для марок броневых сталей вынудила немцев использовать суррогатные их заменители, и снарядостойкость лобовой брони «Пантер» поздних выпусков резко упала по сравнению с выпущенными в 1943 году и начале 1944 года машинами. Поэтому борьба с «Пантерой» в лобовом столкновении стала менее сложной. Английские танки и САУ, вооружённые 17-фунтовой пушкой с подкалиберными снарядами с отделяющимся поддоном, без особых проблем поражали «Пантеру» в лобовую проекцию. 90-мм пушки американских танков М26 «Першинг» и САУ М36 «Джексон» также не имели трудностей в решении этой задачи. Орудия калибров 100, 122 и 152 мм советских танков ИС-2 и САУ СУ-100, ИСУ-122, ИСУ-152 в буквальном смысле слова проламывали отличавшуюся повышенной хрупкостью броню «Пантеры». Использование тупоголовых снарядов с баллистическим наконечником типов БР-471Б и БР-540Б в значительной мере решило проблему рикошетирования, но и при использовании остроголовых снарядов хрупкая броня не выдерживала (известен факт поражения «Пантеры» 122-мм остроголовым снарядом на дистанции около 3 км, когда после его рикошета лобовая броня оказалась расколотой, а сам танк выведенным из строя). Советские испытания обстрелом показали, что 85-мм броня верхней лобовой детали «Пантеры» пробивается 122-мм тупоголовым снарядом

Категория: Тяжёлые танки | Добавил: ucoz (09.06.2010)
Просмотров: 5529 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 6
6  
ОДНОКЛАССНИКИ ЗНАКОМСТВА

5  
капец танки

4  
Использование тупоголовых снарядов с баллистическим наконечником типов БР-471Б и БР-540Б в значительной мере решило проблему рикошетирования, но и при использовании остроголовых снарядов хрупкая броня не выдерживала (известен факт поражения «Пантеры» 122-мм остроголовым снарядом на дистанции около 3 км, когда после его рикошета лобовая броня оказалась расколотой, а сам танк выведенным из строя). Советские испытания обстрелом показали, что 85-мм броня верхней лобовой детали «Пантеры» пробивается 122-мм тупоголовым снарядом на расстоянии 2500 м со значительным запасом по увеличении дистанции обстрела, а при попадании его в башню на расстоянии 1400 м последняя при сквозном пробитии срывается с погона и смещается на 50 см от оси вращения. По результатам стрельб также было выяснено, что 100-мм бронебойный снаряд способен пробить лобовую броню «Пантеры» на расстоянии в 1500 м максимум.

Утверждения немецкой стороны о превосходстве «Пантеры» над тяжёлыми танками других стран в 1944—1945 годах в известной степени получены выборкой данных, благоприятной для немецкой стороны. Например, вывод о превосходстве «Пантеры» над ИС-2 в лобовом бою совершенно не конкретизирует, какая «Пантера» против какого ИС-2 (последних насчитывалось 6 подмодификаций). Немецкий вывод справедлив для «Пантеры» с лобовой бронёй высокого качества против ИС-2 образца 1943 года с литой «ступенчатой» верхней лобовой деталью и остроголовыми бронебойными боеприпасами БР-471 для его пушки — фактически для условий начала — середины 1944 года. Лоб такого ИС-2 пробивался пушкой KwK 42 с 900—1000 м, тогда как верхняя лобовая деталь «Пантеры» имела значительный шанс отразить остроголовый снаряд БР-471. Однако при этом существует высокая вероятность выхода из строя коробки перемены передач и бортовых редукторов танка. Тем не менее, выпадение из рассмотрения этого случая можно аргументировать тем, что повреждения трансмиссии не приведут к немедленной безвозвратной потере танка. Более серьёзным контраргументом немецкой оценке служит полное игнорирование случая боя «Пантеры» с лобовой бронёй низкого качества против ИС-2 образца 1944 года с катаной спрямлённой лобовой бронёй и тупоголовыми снарядами БР-471Б. Верхняя лобовая деталь ИС-2 этой модели не пробивалась любыми снарядами 75-мм калибра при стрельбе в упор, тогда как аналогичная бронедеталь «Пантеры» пробивалась или раскалывалась на дистанции более 2500 м, причём повреждения в этом случае в большинстве случаев приводили к безвозвратной потере машины. Поскольку нижняя лобовая деталь и маска пушки сравниваемых танков были одинаково уязвимы для обеих сторон, это ставит «Пантеру» позднего выпуска при равной выучке экипажей явно в невыгодное положение против ИС-2 образца 1944 года с катаной лобовой бронёй. В целом этот вывод подтверждается советскими отчётами по статистике безвозвратно выведенных из строя ИС-2 в 1944 году. Они утверждают, что снарядные попадания калибра 75 мм были причиной безвозвратных потерь лишь в 18 % случаев. В 1944 году в боях против советских войск были отмечены случаи, когда башня «Пантеры» не выдерживала попадания осколочного снаряда. Это было связано с тем, что к тому моменту Германия уже потеряла Никопольское месторождение марганца, а без марганца производство высококачественных сталей (в том числе и брони) невозможно. Американские источники также утверждают о хорошей стойкости лобовой брони тяжёлых танков М26 «Першинг» и M4A3E2 «Шерман Джамбо» против любых 75-мм орудий противника. В то же время необходимо отметить, что ИС-2 являлся специализированным танком прорыва и в общем случае не был нацелен на решение противотанковых задач, число же М26 и «Шерман Джамбо» было невелико. Основным противником «Пантеры» оставались Т-34 и «Шерман», вооружение которых не обеспечивало надёжного поражения немецкого танка в лоб, а бронирование не обеспечивало надёжной защиты от огня орудия «Пантеры».


3  
Главной слабостью «Пантеры», признаваемой всеми авторами, была её относительно тонкая бортовая броня. Поскольку в наступлении основной задачей танка является борьба с окопавшейся пехотой, артиллерией и фортификациями противника, которые могут быть хорошо замаскированными или образовывать сеть опорных пунктов, важность хорошего бортового бронирования нельзя недооценивать — вероятность в таких условиях подставить борт под огонь противника высока. В отличие от «Тигра» и САУ «Фердинанд», борта «Пантеры» защищала только 40-мм броня вместо 80-мм. Как следствие, при стрельбе по бортам «Пантеры» успеха добивались даже лёгкие 45-мм противотанковые орудия. 76-мм танковые и противотанковые пушки (не говоря о 57-мм ЗиС-2) также уверенно поражали танк при стрельбе в борт. Именно поэтому «Пантера» не вызвала шока у советских войск, в отличие от «Тигра» или «Фердинанда», в 1943 году практически непробиваемых штатными противотанковыми средствами даже при стрельбе в борт. В то же время, необходимо отметить, что слабость бортовой брони была характерна для всех массовых средних танков Второй мировой войны: борта PzKpfw IV были защищены лишь 30-мм вертикальной бронёй, «Шермана» — 38-мм, Т-34 — 45-мм с наклоном. Хорошо забронированные борта имели лишь специализированные тяжёлые танки прорыва, такие как «Тигр» и ИС-2.

2  
Другим недостатком было слабое действие 75-мм осколочно-фугасных снарядов по небронированным целям (по причине высокой начальной скорости орудия, снаряды имели толстые стенки и уменьшенный заряд взрывчатого вещества).

Лучше всего «Пантеры» проявили себя в активной обороне в виде засад, отстрела наступающих танков противника с больших дистанций, контратак, когда минимизируется влияние слабости бортовой брони. Особенно в этом качестве «Пантеры» преуспели в стеснённых обстоятельствах боя — в городах и горных проходах Италии, в зарослях живых изгородей (бокажах) в Нормандии. Противник был вынужден иметь дело только с солидной лобовой защитой «Пантеры», без возможности фланговой атаки для поражения слабой бортовой брони. С другой стороны, любой танк в обороне гораздо более результативен, чем в наступлении, а потому было бы неправомерно приписывать такую эффективность исключительно достоинствам «Пантеры». Кроме того, поздние проектные проработки по усовершенствованию танков «Пантера» путём замены вооружения на ещё более мощную 75-мм пушку L/100 или 88-мм пушку KwK 43 L/71 свидетельствуют о том, что в конце 1944 — начале 1945 года немецкие специалисты фактически признали недостаточное действие 75-мм KwK 42 по сильнобронированным целям.

Военный историк М. Свирин оценивает «Пантеру» так:


1  
Аналоги

В массогабаритной категории 40—50 тонн аналогами «Пантеры» (тяжёлого танка с длинноствольной пушкой унитарного заряжания) могут выступать только советские танки типов КВ-85 и ИС-1 и американский М26 «Першинг». Советские машины официально являлись тяжёлыми танками прорыва и непосредственной поддержки пехоты, но главное их оружие — 85-мм танковая пушка Д-5Т — задумывалась в том числе и как средство борьбы с новыми немецкими тяжёлыми танками. Однако с этой точки зрения они практически по всем показателям уступают «Пантере», хотя определённый шанс на успех даже в наиболее выгодном для «Пантеры» лобовом бою у них был. М26 «Першинг» был крайне запоздалой реакцией на появление PzKpfw V, но по своим боевым качествам он вполне соответствовал уровню «Пантеры», отзывы американских танкистов о своём новом тяжёлом танке были весьма позитивны — он позволил им драться с «Пантерой» на равных.

Наиболее массовый советский тяжёлый танк ИС-2 позднего периода войны при всей внешней схожести его массогабаритных характеристик с «Пантерой» использовался не как основной танк (первичное назначение «Пантеры»), а как танк прорыва с совершенно иным балансом брони и вооружения. В частности, большое внимание уделялось хорошему бортовому бронированию и мощности огня против небронированных целей. Мощность 122-мм пушки Д-25Т у ИС-2 была почти вдвое выше, чем у 75-мм KwK 42, но заявленные бронепробиваемости вполне сравнимы (при этом следует учитывать разные методики определения бронепробиваемости в СССР и Германии, а также отсутствие в боекомплекте Д-25Т подкалиберного снаряда). В целом, обе машины были хорошо приспособлены для поражения себе подобных, хотя и на основании разных подходов к решению этой задачи.

Также по концепции близок к «Пантере» английский средний танк «Шерман Файрфлай», имевший сравнимую с «Пантерой» (если не превосходящую) бронепробиваемость своей пушки. Однако этот танк был намного легче по массе и имел более слабое лобовое бронирование.

Среди немецких тяжёлых танков PzKpfw V «Пантера» был самым лёгким, но имел более мощную защиту лба корпуса, чем «Тигр I», и лучшую подвижность по сравнению как с «Тигром I», так и с «Тигром II». Учитывая эти обстоятельства, а также более высокую заявленную бронепробиваемость 75-мм пушки KwK 42 по сравнению с 88-мм пушкой KwK 36 у «Тигра I», некоторые эксперты оценивают «Пантеру» как лучший немецкий тяжёлый (или вообще) танк Второй мировой войны. С другой стороны, такого рода оценки в известной мере условны и не учитывают слабость бортового бронирования «Пантеры» и невысокого действия осколочно-фугасного 75-мм снаряда по небронированным целям.


Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск

Друзья сайта
Вам Скучно? То гда Вам Сюда!
  • МЕГА СБОРНИК САМОДЕЛОК
  • ОНЛАЙН ТЕЛЕВИДЕНИЕ
  • ОНЛАЙН РАБОТА
  • БРОНЕ ТЕХНИКА
  • Смотреть онлайн кино бесплатно
  • ИЗОБРЕТЕНИЯ И ИЗОБРЕТАТЕЛИ
  • МИР ОРУЖИЯ
  • ОНЛАЙН КИНО
  • Самоделки
  • ВКУСНО С НАМИ
  • Блог о Все и не очем
  • Архив знаний
  • ОНЛАЙН КИНО
  • Фотоальбомы
  • энциклопедия авиации
  • Игры Денди Sega Онлайн
  • Сделай сам
  • New Wiki
  • Энцеклопедия кораблей
  • Железнодорожный транспорт
  • Доисторическая Европа
  • Динозавры
  • Дирижабли
  • Цивилизация майя
  • Древний Восток
  • Скучать некогда
  • Читаем книги онлайн
  • Создай свой блог сам

  • Copyright MyCorp © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz
    МАТЕРИАЛ ЧАСТИЧНО ВЗЯТ И ПЕРЕВЕДЕН С wikipedia.org