ВСЕ О БРОНЕТЕХНИКЕ
Среда, 18.10.2017, 21:11
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | БРОНЯ | Регистрация | Вход
ТАНКОДРОМ

Категории раздела
Лёгкие танки [12]
Средние танки [8]
Тяжёлые танки [7]
САУ [10]
Противотанковые САУ [5]
Зенитные самоходные установки (ЗСУ)(ЗРК) [6]
Бронетранспортёры \ Бронеавтомобили [23]
БМП, БМД, БРДМ и аналогичные [10]
Основные боевые танки [2]
Танкетки [1]

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » Статьи » Бронетехника США » Средние танки

M4 Sherman

«Шерман» (англ. M4 Sherman) — основной американский средний танк периода Второй мировой войны. Широко использовался в американской армии на всех театрах боевых действий, а также в больших количествах поставлялся союзникам (в первую очередь Великобритании и СССР) по программе ленд-лиза. После ВМВ «Шерман» состоял на вооружении армий многих стран мира, а также участвовал во множестве послевоенных конфликтов. В армии США M4 состоял на вооружении вплоть до окончания Корейской войны. Название «Шерман» (в честь американского генерала времён Гражданской войны Уильяма Шермана) танк M4 получил в английской армии, после чего это название закрепилось за танком в американской и других армиях. У советских танкистов имел прозвище «эмча» (от М4).


M4 стал основной американской танковой платформой во время ВМВ, и на его базе было создано большое количество специальных модификаций, САУ, инженерной техники.

Всего с февраля 1942 года по июль 1945 года было выпущено 49 234 танка (не считая танков канадского производства). Это третий (после Т-34 и Т-54) наиболее массовый танк в мире, и наиболее массовый танк американского производства.

История создания

К началу Второй мировой войны США подошли, не имея в производстве и на вооружении ни одной модели среднего или тяжёлого танка, кроме 18 штук M2. Срочно разработанный на основе M2 и поставленный в производство средний танк M3 «Ли» не удовлетворял военных уже на этапе разработки, и требования к новому танку, предназначенному для его замены, были выпущены 31 августа 1940 года, ещё до окончания работ над M3. Предполагалось, что новый танк будет использовать уже отработанные и освоенные промышленностью узлы M3, но его основное орудие будет расположено в башне. Тем не менее, работы были приостановлены, вплоть до полной отработки и постановки в серийное производство предыдущей модели, и начались только 1 февраля 1941 года. Прототип, получивший название T6, появился 2 сентября 1941 года.

T6 сохранил многие черты своего предшественника M3, унаследовав у него нижнюю часть корпуса, конструкцию ходовой части, двигатель, а также 75-мм танковую пушку M2. В отличие от M3, T6 получил литой корпус и классическую компоновку с размещением основного вооружения во вращающейся литой башне, что избавило его от большинства свойственных конструкции M3 недостатков.

Танк был быстро стандартизован, получил обозначение M4, и в феврале 1942 года было начато его серийное производство. Первые танки относились к варианту M4A1 с литым корпусом, и были произведены Lima Locomotive Works по контракту с британской армией. Несмотря на то, что танк предполагалось оснастить орудием M3, из-за неготовности новой пушки первые танки получили 75-мм орудие M2, позаимствованное у предшественника.

M4 был проще, технологичнее и дешевле в производстве, чем M3. Стоимость различных вариантов M4 колебалась в районе $45 000—$50 000 (в ценах 1945 года), и была примерно на 10 % ниже стоимости M3. Самым дорогим был M4A3E2 (Sherman Jumbo), он стоил $56 812.

Описание конструкции
 
Танк M4 имеет классическую компоновку, с размещением моторного отделения сзади, а трансмиссионного — спереди танка. Между ними располагается боевое отделение, башня кругового вращения установлена практически по центру танка. Такая компоновка в целом характерна для американских и немецких средних и тяжёлых танков времён ВМВ. Несмотря на отказ от спонсонного размещения основного танкового орудия, высота корпуса танка, хоть и меньше по сравнению с M3, всё же осталась значительной. Основная причина этого — вертикальное расположение звездообразного авиационного двигателя, применённого на этом танке.



Броневой корпус и башня

 
Танки ранних серий унаследовали от своего предшественника M3 нижнюю лобовую деталь, состоявшую из трёх секций, скреплённых болтами.

Корпус большинства модификаций танка M4 имеет сварную конструкцию из листов катаной броневой стали. НЛД, которая одновременно является крышкой трансмиссионного отсека, литая, сборная из трёх частей с креплением на болтах (впоследствии заменена на единую деталь). В процессе производства существовало множество вариантов корпуса танка, незначительно отличавшихся формой и весьма значительно — технологией изготовления. Первоначально предполагалось, что танк будет иметь литой корпус, но из-за сложностей с массовым производством отливок такого размера, литой корпус получил только M4A1, производившийся одновременно со сварным M4.

Нижняя часть корпуса была такой же, как и у танка M3, за исключением того, что для изготовления использовалась сварка, а не клёпка, в том числе и у танков с литым корпусом.

На первых вариантах танка верхняя лобовая деталь корпуса имела наклон 47 градусов и толщину 51 мм. ВЛД была ослаблена вваренными в неё выступами с лючками смотровых приборов. На более поздних модификациях лючки были перенесены на крышу корпуса, ВЛД стала цельной, но из-за переноса лючков её пришлось сделать более вертикальной, 56 градусов.

Борта корпуса состоят из вертикально установленных броневых листов толщиной 38 мм, такое же бронирование имеет задняя часть. На прототипе в борту танка имелся достаточно большой люк для экипажа, но на серийных машинах от него отказались.
 


В днище корпуса за местом стрелка-радиста расположен люк, предназначенный для относительно безопасного покидания танка экипажем на поле боя под огнём противника. В некоторых случаях этот люк использовался для эвакуации с поля боя раненых пехотинцев или членов экипажей других танков, поскольку внутреннее пространство «Шермана» было достаточно большим, чтобы временно разместить в нём ещё несколько человек.

Башня танка литая, цилиндрической формы с небольшой кормовой нишей, установлена на погоне диаметром 1750 мм с шариковым подшипником, толщина брони лба башни 76 мм, борта и кормы башни 51 мм. Лоб башни скошен под углом 60°, маска пушки имеет бронирование 89 мм. Крыша башни имеет толщину 25 мм, крыша корпуса от 25 мм в передней до 13 мм в задней части танка. В крыше башни имеется командирский люк, также являющийся входным для наводчика и заряжающего. В башнях позднего производства (начиная с августа 1944 года) имеется отдельный люк для заряжающего. Крышка командирского люка двустворчатая, на люке установлена турель зенитного пулемёта. Механизм поворота башни электрогидравлический или электрический, с возможностью ручного поворота в случае отказа механизмов, время полного оборота 15 сек. В левом борту башни имеется порт для стрельбы из пистолета, закрытый бронезаслонкой. В феврале 1943 года от пистолетного порта отказались, но по требованиям военных ввели его обратно в начале 1944 года.

Боезапас орудия размещается в горизонтальных боеукладках, расположенных по бортам корпуса в надгусеничных полках (одна боеукладка в левом спонсоне, две в правом), в горизонтальной боеукладке на полике корзины башни, а также в вертикальной боеукладке в задней части корзины. Снаружи на борта корпуса в местах размещения боеукладки наварены дополнительные броневые плиты толщиной 25 мм (за исключением танков самых ранних серий). Боевое применение «Шерманов» показало, что при попадании бронебойных снарядов в борта корпуса танк склонен к возгоранию пороховых зарядов боеприпасов. С середины 1944 года танк получил новую конструкцию боеукладок, которые были перенесены на пол боевого отделения, в промежутки между гнёздами снарядов заливалась вода, смешанная с антифризом и ингибитором коррозии. Такие танки получили в обозначении индекс «(W)», и внешне отличались от более ранних вариантов отсутствием дополнительных бортовых бронеплит. «Мокрая» боеукладка имела значительно меньшую склонность к возгоранию при поражении бортов танка снарядами, а также при пожаре.

Большинство выпущенных танков имели внутренний подбой из пенорезины, призванный защищать экипаж от вторичных осколков при поражении танка снарядами.

Вооружение


Когда M4 пошёл в массовое производство, его основным вооружением была американская танковая пушка 75 mm M3 L/40, унаследованная от поздних вариантов танка M3. В танках первых серий пушка смонтирована в установке M34. В октябре 1942 года установка была модернизирована, получив усиленную маску пушки, прикрывающую не только само орудие, но и спаренный с ним пулемёт, а также прямой телескопический прицел наводчика (до этого прицеливание велось через телескопический прицел, встроенный в перископ). Новая установка получила обозначение M34A1. Углы вертикальной наводки орудия −10…+25°.

M3 имеет калибр 75 мм, длину ствола 40 калибров, клиновой полуавтоматический затвор, унитарное заряжание. Шаг нарезов 25,59 калибров.

M3 в целом соответствовала советской Ф-34, и имела схожую с ней длину ствола, калибр и бронепробиваемость. Пушка была эффективна против немецких лёгких и средних танков (кроме последних модификаций PzKpfw IV), и в целом вполне соответствовала требованиям времени.

Пушка оснащена гироскопическим стабилизатором, работавшим в вертикальной плоскости. Необычность монтажа пушки в танке состоит в том, что она монтируется развёрнутой на 90 градусов влево относительно продольной оси орудия. Это значительно облегчало работу заряжающего, поскольку при таком монтировании органы управления затвором двигаются горизонтально, а не вертикально.

Вспомогательное вооружение

С пушкой танка спарен пулемёт M1919A4 винтовочного калибра. Огонь из спаренного пулемёта вёл наводчик, используя электроспуск, выполненный в виде соленоида, укреплённого на корпусе пулемёта, и воздействующего на его спусковую скобу. Такой же пулемёт установлен в подвижной шаровой маске на передней лобовой детали, огонь из него вёл ассистент механика-водителя. На крыше башни, в турельной установке, совмещённой с командирским люком, установлен крупнокалиберный пулемёт M2H, использовавшийся в качестве зенитного.

Боезапас составляет 4750 патронов для спаренного и курсового пулемётов, 300 патронов для крупнокалиберного пулемёта. Патронные ленты для курсового пулемёта размещались в надгусеничной полке справа от места ассистента водителя, ленты для спаренного пулемёта на полке в башенной нише.

Начиная с июня 1943 года танк оборудовался 51-мм дымовой мортиркой M3, смонтированной в крыше башне с левой стороны под углом 35°, таким образом, что её казённая часть находится внутри танка. Мортирка представляет собой лицензионную версию английской «2 inch bomb thrower Mk.I», имеет регулятор, позволяющий вести огонь на фиксированную дальность 35, 75 и 150 метров, боезапас 12 дымовых снарядов. Огонь из неё обычно вёл заряжающий. Использовались также обычные мины от 50-мм миномёта.

С целью повышения обороноспособности экипажа, танки всех модификаций комплектовались станком M2 для пулемёта M1919, пистолетом-пулемётом Томпсона.

Размещение экипажа, приборное оборудование и прицельные приспособления

 
Экипаж танка состоит из пяти человек, для всех модификаций, кроме Sherman Firefly. В корпусе танка по обеим сторонам трансмиссии располагаются механик-водитель (слева) и стрелок-радист (ассистент водителя), оба имеют люки на верхней части лобовой детали (у ранних модификаций) или на крыше корпуса перед башней (у поздних модификаций). В боевом отделении и башне размещаются командир танка, наводчик и заряжающий. Место командира находится в задней правой части башни, перед ним располагается наводчик, а вся левая половина башни отдана заряжающему.

Сиденья механика-водителя, ассистента водителя и командира танка имеют регулировку, и могут перемещаться в вертикальном направлении в довольно широком диапазоне, около 30 см. Каждый член экипажа, кроме наводчика, имеет вращающийся на 360 градусов перископ наблюдения M6, перископы также могут перемещаться вверх и вниз. Танки ранних моделей имели смотровые щели для механика-водителя и его ассистента, впоследствии от них отказались.

Прицельные приспособления состоят из телескопического прицела M55 с трёхкратным увеличением, жёстко закреплённого в маске орудия, и перископа наводчика M4A1, имеющего встроенный телескопический прицел M38A2, который мог использоваться, как резервный. Встроенный в перископ прицел синхронизирован с орудием. На крыше башни приварены два металлических указателя, служащие для того, чтобы командир танка мог развернуть башню в направлении цели, ведя наблюдение в перископ. Курсовой пулемёт не имеет прицельных приспособлений.

Танки, вооружённые 105-мм гаубицей, получали телескопический прицел M77C вместо M38A2. Для 76-мм орудия использовался M47A2 вместо M38A2 и M51 вместо M55.

Впоследствии прицельные приспособления были усовершенствованы. Танк получил универсальный перископ наводчика M10 (или его модификацию с регулируемой прицельной сеткой M16) с двумя встроенными телескопическими прицелами, с однократным и шестикратным увеличением. Перископ мог использоваться с любым типом орудия. Также устанавливались прямые телескопические прицелы M70 (улучшенного качества), M71 (пятикратного увеличения), M76 (с расширенным полем зрения), M83 (переменного 4—8× увеличения).

Танковое орудие имеет указатели углов вертикальной и горизонтальной наводки, что позволяло вести достаточно эффективный артиллерийский огонь с закрытых позиций.

Танк оборудован смонтированной в нише башни радиостанцией УКВ диапазона одного из трёх типов — SCR 508 с двумя приёмниками, SCR 528 с одним приёмником или SCR 538 без передатчика. Антенна радиостанции выводится с левой задней стороны крыши башни.

Командирские танки оборудовались расположенной в передней части правого спонсона КВ радиостанцией SCR 506, с антенной, выведенной в правой верхней части ВЛД.

Танк оснащён внутренним переговорным устройством BC 605, связывающим всех членов экипажа, и являющимся частью радиостанции. Мог также устанавливаться опциональный комплект связи с сопровождающей пехотой RC 298, оснащённый внешним телефоном BC 1362, расположенным на правой задней части корпуса. Также танк мог комплектоваться мобильной радиостанцией AN/VRC 3, которая служила для связи с пехотными SCR 300 (Walkie Talkie).

На башне T23 имеется командирская башенка с шестью фиксированными перископическими приборами наблюдения. Такой же башенкой оборудовались поздние версии танков со 105-мм гаубицами.

Для действий в условиях плохой видимости танк оборудован гирокомпасом. В Европе гирокомпасы практически не использовались, но были востребованы в Северной Африке во время песчаных бурь, а также эпизодически применялись на Восточном фронте, в зимних условиях.

Двигатель


Среди прочих средних танков ВМВ «Шерман» выделяется, пожалуй, наиболее широкой гаммой устанавливаемых на него двигателей. В общей сложности на танк устанавливалось пять различных вариантов двигательной установки, что дало шесть основных модификаций:
M4 и M4A1 — звездообразный авиационный двигатель Continental R975 C1, 350 л. с. при 3500 об/мин.
M4A2 — спарка шестицилиндровых дизелей GM 6046, 375 л. с. при 2100 об/мин.
M4A3 — специально разработанный бензиновый V8 Ford GAA, 500 л. с.
M4A4 — 30-цилиндровая силовая установка Chrysler Multibank A57, состоящая из пяти автомобильных бензиновых двигателей L6.
M4A6 — дизель Caterpillar RD1820.

Изначально компоновка танка и размеры моторного отсека были рассчитаны для звездообразного R975, что давало достаточно пространства для установки других типов двигателей. Тем не менее, 30-цилиндровый силовой агрегат A57 имел габариты, не позволяющие установить его в стандартный моторный отсек, и в варианте M4A4 танк получил более длинный корпус, который также был использован в M4A6.

В СССР по программе ленд-лиза поставлялись M4A2, поскольку одним из требований к танку в СССР было наличие дизельной силовой установки. В американской армии дизельные танки не использовались исходя из соображений логистики, зато имелись в морской пехоте (имевшей доступ к дизельному топливу) и в учебных частях. Также дизельные танки составили примерно половину поставленных Великобритании, где применялась и бензиновая и дизельная техника.

Танк оснащён бензиновой одноцилиндровой вспомогательной силовой установкой, служащей для подзарядки аккумуляторов без запуска основного двигателя, а также для прогрева двигателя в условиях низких температур.

Трансмиссия

Трансмиссия танка расположена в передней части корпуса, крутящий момент от двигателя передаётся на неё карданным валом, проходящим в коробе по полу боевого отделения. Коробка передач механическая 5-скоростная, имеется задняя передача, 2-3-4-5 передачи синхронизированы. Трансмиссия имеет двойной дифференциал типа «Cletrac» и два раздельных тормоза, при помощи которых осуществляется управление. Органы управления механика-водителя — два рычага тормозов (с сервоприводом), педаль сцепления, рычаг переключения передач, ножной и ручной акселератор, ручной стояночный тормоз. Впоследствии ручной стояночный тормоз был заменён на ножной.

Литой корпус трансмиссии является одновременно нижней лобовой деталью корпуса танка, крышка трансмиссионного отделения отливается из броневой стали, и крепится к корпусу танка болтами. Массивные детали трансмиссии в определённой степени защищали экипаж от поражения бронебойными снарядами и вторичными осколками, но с другой стороны, такая конструкция повышала вероятность повреждения самой трансмиссии при попадании в её корпус снарядов, даже в том случае, если не было пробития брони.

В процессе производства конструкция трансмиссии не подвергалась существенным переделкам.

Ходовая часть
 

Узел парной блокированной подвески VVSS с буферными пружинами танка M4A2 «Шерман»

Подвеска танка в целом соответствует той, что была использована на танке M3. Подвеска блокированная, имеет по три опорные тележки с каждой стороны. Тележки имеют по два обрезиненных опорных катка, по одному поддерживающему катку с задней стороны, а также две вертикальные буферные пружины.

Танки самых ранних серий, до лета 1942 года, имели подвеску с тележками от M2, такую же, как ранние варианты M3. Этот вариант подвески легко отличить по поддерживающим каткам, расположенным на вершинах тележек.

Гусеница мелкозвенная, с резинометаллическим параллельным шарниром, шириной 420 мм, 79 траков на M4, M4A1, M4A2, M4A3, 83 трака на M4A4 и M4A6. Траки гусеницы имеют стальную основу. Первые варианты траков оснащались достаточно толстым резиновым протектором, который был ещё более утолщён для повышения ресурса гусеницы. С началом продвижения Японии на Тихом океане доступ к натуральному каучуку стал ограниченным, и были разработаны траки с приклёпанным, приваренным или привинченным стальным протектором. Впоследствии ситуация с сырьём улучшилась, и стальной протектор стали покрывать слоем резины.

Имелись следующие варианты траков:
T41 — трак с гладким резиновым протектором. Мог комплектоваться шпорой.
T48 — трак с резиновым протектором с грунтозацепом в виде шеврона.
T49 — трак с тремя приваренными стальными параллельными грунтозацепами.
T51 — трак с гладким резиновым протектором, толщина протектора увеличена по сравнению с T41. Мог комплектоваться шпорой.
T54E1, T54E2 — трак с приваренными стальным протектором в виде шеврона.
T56 — трак с простым стальным протектором на болтах.
T56E1 — трак со стальным протектором в виде шеврона на болтах.
T62 — трак со стальным протектором в виде шеврона на заклёпках.
T47, T47E1 — трак с тремя приваренными стальными грунтозацепами, покрыт резиной.
T74 — трак с приваренным стальным протектором в виде шеврона, покрыт резиной.

Канадцы разработали свой тип гусеницы C.D.P. с литыми металлическими траками с открытым металлическим последовательным шарниром. Эти гусеницы очень напоминали те, которые использовались на большинстве немецких танков того времени.

Такая подвеска имеет обозначение VVSS (Vertical Volute Spring Suspension, «вертикальная»), в названии танка эта аббревиатура обычно опускалась.
 

В конце марта 1945 года подвеска была модернизирована, катки стали двойными, пружины горизонтальными, была также изменена форма и кинематика балансиров, введены гидравлические амортизаторы. Подвеска получила более широкие, 58 см, гусеницы T66, T80 и T84. Танки с такой подвеской (получившей название Horisontal Volute Spring Suspension, «горизонтальная») имели аббревиатуру HVSS в обозначении. «Горизонтальная» подвеска отличается от «вертикальной» меньшим удельным давлением на грунт, и даёт модернизированным танкам несколько бо́льшую проходимость. Кроме того, эта подвеска более надёжна и менее требовательна к обслуживанию.

Гусеница подвески HVSS имела три основных варианта:
T66 — литые стальные траки, последовательный металлический открытый шарнир.
T80 — резинометаллический шарнир, траки со стальным протектором в виде шеврона, покрытого резиной.
T84 — резинометаллический шарнир, траки с резиновым протектором в виде шеврона. Использовались после войны.

Поставки в Великобританию

Великобритания стала первой страной, получившей M4 по программе ленд-лиза, и первой, применившей эти танки в бою. Всего англичане получили 17 181 танк, практически всех модификаций, в том числе и дизельные машины.

Поставляемые в Англию «Шерманы» до поступления в войска расконсервировались и подвергались небольшой модификации, призванной обеспечить их соответствие принятым в английской армии стандартам. Переделки состояли в следующем:
На танки устанавливался английский комплект Radio Set #19, состоящий из двух отдельных радиостанций и переговорного устройства. Радиостанции размещались в бронекоробке, приваренной к задней части башни, для доступа экипажа в задней стенке башни прорезалось отверстие.
На башню монтировалась английская 2-дюймовая дымовая мортирка, впоследствии она стала устанавливаться на все «Шерманы» ещё на заводе.
Танк оборудовался двумя дополнительными системами пожаротушения.
На башню и заднюю плиту корпуса монтировались ящики для ЗИП.
Некоторые танки получили зеркало заднего вида, установленное на правой передней части корпуса.

Кроме того, танки перекрашивались в стандартные, принятые для ТВД цвета, получали английскую маркировку и отличительные знаки, а также проходили небольшую модернизацию в зависимости от предполагаемого места применения. Например, танки предназначенные для действий в Северной Африке, получали дополнительные крылья над гусеницами, для уменьшения облака поднимаемой при движении пыли.

Все эти переделки производились в специализированных мастерских уже после прибытия танков в Англию.

В английской армии была принята собственная система обозначений, отличная от американской[5]:
Sherman I — M4;
Sherman II — M4A1;
Sherman III — M4A2;
Sherman IV — M4АЗ;
Sherman V — M4A4.

Кроме того, если танк был вооружён орудием, отличным от стандартного 75-мм орудия M3, то к собственному английскому обозначению модели добавлялась литера:
A — для американского 76-мм орудия M1;
B — для американской 105-мм гаубицы M4;
C — для британского 17-фунтового орудия.

Танки с подвеской HVSS получали дополнительную литеру Y.

Полный перечень принятых англичанами обозначений таков:
Sherman I — M4, поставлено 2096 единиц;
Sherman IB — M4(105), поставлено 593 единицы;
Sherman IC — M4, с английской 17-фунтовой пушкой (Sherman Firefly), 699 единиц;
Sherman II — M4A1, поставлено 942 единицы;
Sherman IIA — M4A1(76)W, поставлено 1330 единиц;
Sherman IIC — M4A1, с английской 17-фунтовой пушкой (Sherman Firefly);
Sherman III — M4A2, поставлена 5041 единица;
Sherman IIIA — M4A2(76)W, поставлено 5 единиц;
Sherman IV — M4АЗ, поставлено 7 единиц;
Sherman V — M4A4, поставлено 7167 единиц;
Sherman VC — M4A4, с английской 17-фунтовой пушкой (Sherman Firefly).

Многие поставленные в Великобританию танки послужили основой для различных боевых машин английского производства.

Поставки в СССР

СССР стал вторым по объёму получателем «Шерманов». По закону о ленд-лизе Советский Союз получил:
M4A2 — 1990 единиц.
M4A2(76)W — 2073 единицы.
M4A4 — 2 единицы. Пробные поставки. От заказа отказались по причине бензиновых двигателей.
M4A2(76)W HVSS — 183 единицы. Поставлены в мае—июне 1945 года, в боевых действиях в Европе участия не принимали.

В СССР «Шерманы» зачастую назывались «Эмча» (вместо M4). По своим основным боевым характеристикам «Шерманы» примерно соответствовали советскому Т-34.

Никаким модификациям поступающие в СССР танки не подвергались, даже не перекрашивались (советские опознавательные знаки наносились на них ещё на заводе, так как трафареты американских и советских звёзд в целом совпадали, нужно было только сменить цвет), многие танки вообще не имели никаких национальных опознавательных знаков. Расконсервация танков производилась непосредственно в войсках, при этом на них вручную наносились тактические номера и опознавательные знаки частей. Некоторое количество было перевооружено пушками Ф-34 силами полевых мастерских, в связи с тем, что на начальном этапе эксплуатации в РККА наблюдался дефицит американских 75-мм снарядов. После того, как снабжение было налажено, переделки прекратились. Точное количество перевооружённых танков, получивших название M4M, неизвестно, по всей видимости оно незначительно.

Первое время в условиях осенне-весенней распутицы и зимой на гусеницы кустарным способом в войсках наваривали шпоры. Позднее «Шерманы» поставлялись со съёмными шпорами в комплекте и в подобной модификации необходимость отпала.

Некоторые танки переоборудовались в БРЭМ путём демонтирования пушки или башни, как правило это были танки, повреждённые в боях. Других переделок в СССР не производилось.

Американцы имели в СССР специальных представителей, которые наблюдали за эксплуатацией американских танков непосредственно в войсках. Помимо функций технических консультантов, эти представители также отвечали за сбор отзывов и рекламаций, отправляя их на фирмы-производители. Замеченные недоработки достаточно оперативно устранялись в следующих сериях.

Кроме самих танков, американцы также поставляли ремонтные комплекты; в целом проблем с ремонтом и восстановлением не было. Тем не менее, довольно большое количество повреждённых в боях «Шерманов» было разобрано на запчасти, и детали пошли на восстановление их более удачливых собратьев.

Другие страны


Кроме Великобритании и СССР, «Шерманы» поставлялись по ленд-лизу Канаде, Австралии, Новой Зеландии, Свободной Франции, Польше, Бразилии. Канада, кроме того, имела собственное производство M4.

Северная Африка

Первый «Шерман» прибыл в Африку августе 1942 года, это был M4A1 с пушкой M2, использовавшийся для обучения танкистов и обслуживающего персонала. В сентябре прибыла первая партия новых танков, и 23 октября они вступили в бой под Эль-Аламейном. Всего на начало сражения английская Восьмая армия имела 252 M4A1 в составе 9-й танковой бригады и 1-й и 10-й танковых дивизий. Несмотря на то, что на вооружение Африканского корпуса к тому моменту уже поступило несколько десятков PzKpfw III и PzKpfw IV с длинноствольными пушками, «Шерманы» показали себя очень неплохо, продемонстрировав хорошую надёжность, маневренность, адекватное вооружение и броню. По мнению англичан, новые американские танки сыграли довольно существенную роль в их победе в этой битве.

Американцы впервые применили «Шерманы» в Тунисе, 6 декабря 1942 года. Неопытность американских экипажей и просчёты командования привели к большим потерям в контратаках против хорошо подготовленной ПТО. В дальнейшем тактика американцев улучшилась, и основные потери «Шерманов» относились не к противодействию немецких танков, а к противотанковым минам (что вызвало разработку Sherman Crab), действиям артиллерии ПТО и авиации. В войсках танк получил хорошие отзывы, и очень скоро «Шерман» стал основным средним танком в американских частях, заменив средний танк M3.

В целом M4 оказался весьма подходящим танком для действий в пустыне, что подтвердила и его послевоенная история. На весьма обширных и ровных африканских просторах как нельзя кстати оказалась его надёжность, хорошая скорость хода, удобство работы экипажа, отличная обзорность и связь. Танку не хватало дальности хода, но союзники решали эту проблему за счёт отлично работающих служб снабжения, кроме того, танкисты часто возили с собой дополнительное топливо в канистрах.

14 февраля 1943 года в Тунисе произошло первые столкновения «Шерманов» (1-й ТП 1-й ТД) с новым тяжёлым немецким танком PzKpfw VI Tiger (501-й тяжёлый ТБ), в которых проявилась неспособность M4 бороться на равных с тяжёлой германской бронетехникой.

Восточный фронт

В СССР «Шерманы» начали поступать в ноябре 1942 года (первой танки получила 5-я гвардейская ТБ), но в заметных количествах этот танк появился в советских войсках только в конце 1943 года (в Курской битве «Шерманы» не участвовали). Начиная с весны 1944 года, «Шерманы» принимали участие практически во всех сражениях на всех фронтах Великой Отечественной войны.

Танкисты приняли американские танки хорошо, особенно отмечалось удобство работы экипажа по сравнению с советскими танками, а также очень высокое качество приборного оборудования и средств связи. Попасть служить на «иномарку» считалось удачей. На положительную оценку танка повлияло также то, что с одной стороны он был значительно совершеннее своего предшественника M3, а с другой в РККА к тому времени уже освоили тонкости эксплуатации американской техники.

Зимой 1943 года выявились некоторые недостатки M4A2, специфичные для зимних российских условий. Танки, поставленные СССР, имели гладкий резиновый протектор траков гусениц, что вызывало достаточно серьёзные проблемы при движении по обледенелым зимним дорогам. Недостаточное сцепление гусениц с грунтом усугублялось высоким центром тяжести, и танк довольно часто переворачивался.

В целом танк практически полностью соответствовал советскому Т-34, и применялся таким же образом, без каких-либо особых отличий. Часто использовалась намного меньшая шумность «Шерманов», по сравнению с советскими танками, а также практиковался огонь пехоты с брони во время движения, что обеспечивалось мягкой подвеской.

В СССР танки, полученные по ленд-лизу, старались объединять в отдельные части (на уровне танковых батальонов или бригад), для упрощения подготовки экипажей и снабжения. Большое количество поступавших в СССР «Шерманов» позволило создать и целые корпуса (например, 1-й гвардейский механизированный корпус, 9-й гвардейский танковый корпус), вооружённые только этим типом танка. Часто в одних и тех же частях использовались американские средние танки и лёгкие танки Т-60 и Т-80 советского производства.

По условиям ленд-лиза, техника, не повреждённая в ходе военных действий, впоследствии подлежала оплате или возврату. По этой причине, особенно в конце войны, при наличии выбора между вводом в бой советских или американских танков приоритет подчас отдавался последним, как бесплатному расходному материалу, с целью экономии собственных ресурсов.

Полученные летом 1945 года M4A2(76)W HVSS были отправлены на Дальний Восток, и принимали участие в войне против Японии.

«Шерманы» в Европе
 


Первое применение M4 в Европе относится к высадке в Сицилии, где действовала 2-я танковая дивизия и 753-й отдельный танковый батальон.

К моменту начала операции «Оверлорд» командование союзников осознавало, что появившийся в середине 1942 года «Шерман» в 1944 году уже устарел, поскольку столкновения с тяжёлой немецкой техникой в Италии показали недостаточность бронирования, а главное — вооружения «Шермана». Американцы и англичане отреагировали на эту ситуацию по разному.

Англичане в срочном порядке начали работы по установке на имевшиеся у них «Шерманы» своей новой противотанковой 17-фунтовой пушки, которая показала отличные результаты в борьбе с немецкими танками, в том числе и тяжёлыми «Тиграми» и «Пантерами». Работы шли вполне удачно, но масштабы перевооружения были ограничены незначительным производством самого орудия, и боеприпасов к нему. Американцы, которым было предложено производить 17-фунтовое орудие на своих заводах, от этого предложения отказались, предпочтя производство собственных моделей. В результате, к началу активных боевых действий во Франции англичане располагали всего несколькими сотнями Sherman Firefly, распределив их по своим танковым частям, примерно по одному на танковый взвод.

Американцы же, несмотря на имевшийся у них к тому времени достаточно солидный опыт применения танков (хоть и меньший, чем у англичан), придерживались мнения, что танки в первую очередь следует использовать для поддержки пехоты, а для борьбы с вражескими танками необходимо применять специальные высокомобильные истребители танков. Эта тактика могла бы быть эффективной в качестве противодействия танковым прорывам «блицкрига», но для того типа боевых действий, который был характерен для второй половины Второй мировой войны, она не подходила, поскольку немцы перестали применять стратегию концентрированных танковых ударов.

Кроме того, после побед в Африке американцам была свойственна некоторая самонадеянность. Главнокомандующий американскими сухопутными войсками генерал Макнейр, в частности, заявил:
Танк M4, особенно M4A3, на сегодняшний день был провозглашён лучшим боевым танком. Есть признаки, что противник полагает так же. Очевидно, что M4 идеальная комбинация подвижности, надёжности, скорости, бронезащиты и огневой мощи. Кроме этого странного, представляющего британский взгляд на проблему, запроса ни с одного ТВД не поступало свидетельств о потребности в 90-мм танковом орудии. По моему, никакого страха перед германскими танками Т.VI («Тигр») наши войска не испытывают… Никакой основы для производства танка T26 нет и быть не может, кроме концепции танка-истребителя танков, которая, я уверен, является необоснованной и не нужной. И британский и американский боевой опыт продемонстрировал, что противотанковые пушки в достаточном количестве и на правильно выбранных позициях полностью превосходят танки. Любая попытка создания сильно бронированного и вооружённого танка, способного превзойти противотанковое орудие неминуемо ведёт к неудаче. Нет никаких признаков того, что 76-мм противотанковое орудие является неадекватным против германского Т.VI.
Оригинальный текст (англ.)

— Генерал Лесли Макнейр.

 

В результате такого подхода американцы к моменту высадки в Нормандии подошли, имея только средние танки M4, в том числе и с усиленным вооружением, несмотря на наличие вполне успешных программ по замене M4 новым типом. Программа производства тяжёлого танка M26 «Першинг» также не была реализована.

Помимо обычных танков, такая колоссальная десантная операция требовала также огромного количества инженерной и сапёрной техники, что породило большое количество специализированных вариантов M4, самым известным из которых был Sherman DD. Созданием подобной техники занимались в основном англичане, в группе Хобарта, используя для этого не только американские, но и английские танки. Помимо амфибийных танков, были также «Шерманы», получившие шнорхели для преодоления мелководья.


Во время самой высадки «игрушки Хобарта» должны были расчистить дорогу от мин и прочих заграждений Атлантического Вала, а вышедшие на берег Sherman DD должны были поддержать своим огнём прорывающую береговые укрепления пехоту. В целом так и произошло, за тем исключением, что американцы в основном пренебрегли специализированной штурмовой техникой, полагаясь в основном на свою пехоту и поддержку орудий флота. Ситуация усугубилась тем, что на участке высадки «Омаха» амфибийные танки были спущены на воду значительно дальше от берега, чем предполагалось по плану, и в результате затонули до того, как смогли выйти на берег. На остальных участках амфибийные, штурмовые и сапёрные танки сработали отлично, и высадка прошла без особых потерь.

После захвата плацдарма союзникам пришлось вплотную столкнуться с немецкими танковыми дивизиями, которые были брошены на оборону «Крепости Европа», и тут выяснилось, что союзники недооценили степень насыщения немецких войск тяжёлыми типами бронетехники, особенно танками «Пантера». В прямых столкновениях с немецкими тяжёлыми танками «Шерманы» имели очень мало шансов. Англичане в определённой степени могли рассчитывать на свои Sherman Firefly, чья отличная пушка произвела на немцев большое впечатление (настолько большое, что экипажи немецких танков старались в первую очередь поразить именно Firefly, а потом уже расправиться с остальными). Американцы, которые рассчитывали своё новое орудие, быстро выяснили, что для уверенного поражения «Пантеры» в лоб мощности его бронебойных снарядов всё же недостаточно.
 

Ситуация усугубилась тем, что природные условия Нормандии, особенно её «живые изгороди», не дали «Шерманам» реализовать своё преимущество в скорости и маневренности. Кроме того, эти же условия не давали возможности совершать танковые прорывы стратегического масштаба, для которых «Шерман» с его скоростью и надёжностью был прекрасно приспособлен. Вместо этого союзникам пришлось медленно прогрызаться среди «живых изгородей», неся очень большие потери от действовавших против них немецких танков и «фаустпатронников» (последние пользовались преимуществом местности, для того чтобы подходить на дистанцию действительного огня).

В результате танкистам союзников в основном пришлось рассчитывать на своё подавляющее численное превосходство, отлично работающие ремонтные службы, а также на действия своей авиации и артиллерии, обрабатывавших оборону немцев перед наступлением танков. Союзническая авиация весьма эффективно подавляла коммуникации и тыловые службы немецких танковых войск, что очень сковывало их действия." Наши командиры придумали новую тактику. Если немцы посылают в бой один «Тигр», то мы высылаем ему навстречу 8 «Шерманов», при этом, надеясь, что хоть один из них выживет. ”

— Британский «оптимизм» (Нормандия, 1944 г.)

Согласно книге Белтона Купера «Смертельные ловушки» («Death traps»), отвечавшего за эвакуацию и ремонт танков, только 3-я танковая дивизия за десять месяцев потеряла в бою 1348 средних танков «Шерман» (более 580 % от штатной численности в 232 танка), из которых 648 были полностью уничтожены. Кроме того, небоевые потери составили приблизительно 600 танков.

В Нормандии очень многие «Шерманы» подвергались полевым модификациям, например на них монтировались самодельные и заводские приспособления для преодоления «живых изгородей», усиливалась броня, путём наваривания дополнительных бронеплит, а также просто путём навешивания запасных траков, мешков с песком, импровизированных противокумулятивных экранов. Недооценка пехотных кумулятивных противотанковых средств привела к тому, что американская промышленность таких экранов не выпускала до самого конца войны.

После выхода армий союзников на оперативный простор во Франции, отличная стратегическая мобильность «Шерманов» проявилась в полной мере. С другой стороны, выяснилось, что M4 не очень пригодны для боевых действий в городах, в основном по причине слабого бронирования, и малого калибра танковых орудий. Специализированных Sherman Jumbo было недостаточно, а танки артиллерийской поддержки со 105-мм гаубицами в городе были слишком уязвимы.

Очень активно и успешно применялись ракетные варианты «Шерманов», а также огнемётные танки (особенно при штурме долговременных укреплений на германской границе). А вот действия истребителей танков M10 были не очень эффективными, поскольку, кроме недостаточной мощности их орудий, проявилась также недостаточное бронирование, кроме того, экипажи в открытых башнях оказались весьма уязвимыми для миномётного и артиллерийского огня. M36 показал себя лучше, но и он имел открытую башню. В целом, истребители танков со своей задачей не справились, и основная тяжесть танковых боёв легла на плечи обычных «Шерманов».
 

К концу 1944 года в составе американских и британских войск находилось 7591 и 7159 «Шерманов», не считая резервов. Всего на Европейском театре военных действий действовало не менее 15 американских танковых дивизий, не считая 37 отдельных танковых батальонов.

Основной проблемой американских танковых войск на этом театре стали не недостатки самого M4, который показал себя весьма эффективным оружием, а то, что на вооружении не было более тяжёлых типов бронетехники, способных на равных вступать в противоборство с немецкими танками. «Шерман» задумывался как танк поддержки пехоты, и в этом качестве показал себя с лучшей стороны, но в действиях против «Пантер», «Тигров» и «Королевских Тигров» немцев он был не слишком эффективен.

«Шерманы» против Японии


Первые «Шерманы» появились на Тихом океане во время операции на Тараве, в ноябре 1943 года, в составе соединений американской морской пехоты. Так как американский флот не имел проблем с дизельным топливом, против японцев действовали в основном дизельные версии M4A2. После Таравы «Шерман» стал основным типом американского танка на Тихоокеанском ТВД, полностью заменив M3 «Ли», которые остались в основном на гарнизонной службе. Кроме того, «Шерманы» заменили и «Стюарты», поскольку применение лёгких танков в штурмовых операциях признали нецелесообразным (их преимущество в мобильности ничего не значило на небольших по площади островах).

Ситуация на Тихоокеанском ТВД в корне отличалась от действий в Европе и Северной Африке. Японские танки были весьма малочисленными, устаревшими, и по большей части относились к лёгким типам, напрямую противостоять американским M4 они не могли. Разработанный в 1944 году специально для противостояния «Шерманам» новый тип «Чи-Ну» в боевых действиях участия не принимал, поскольку предназначался для обороны непосредственно Японских островов.
 
Морские пехотинцы укрываются за танком на Сайпане. Танк M4A2, с установленным шнорхелем для действий на мелководье (видимо, этот танк был в первых рядах во время высадки на острове).

Поскольку почти все операции американской морской пехоты и армии на этом ТВД носили характер прорыва долговременной обороны японцев, «Шерманы» в основном выполняли роль танков поддержки пехоты, то есть именно тут роль, для которой они и были созданы. Японские танки не могли оказать достаточного противодействия из-за слабости своего вооружения, неспособного пробить броню «Шерманов». Американцы же проблем с поражением японских танков, как правило, не имели. Это привело к тому, что японцы в основном использовали свои танки как импровизированные долговременные огневые точки, действуя из специально подготовленных окопов. Попыткам активного использования японских танков также препятствовала весьма слабая тактическая подготовка японских танковых командиров, не имевших опыта танковых боёв.

С наибольшей активностью японских танковых частей американцы столкнулись на Филиппинах, где действовал 2-й танковый дивизион группы Шобу, под командованием генерала Томоюки Ямасита. Всего японцы имели там около 220 танков, большая часть которых была потеряна во время наступления американцев в направлении Сан-Хосе.
 
На Тихоокеанском ТВД «Шерман» зарекомендовал себя как отличный танк поддержки пехоты, плюсом также были его относительно небольшой вес и размеры, что позволяло легко перебрасывать танки с острова на остров. Танк оказался приспособленным для действий в условиях жаркого влажного климата, и не имел особых проблем с надёжностью и проходимостью.

Основные потери американских танков происходили от подрывов на противотанковых минах. Не имея достаточно эффективной противотанковой артиллерии и пехотных противотанковых средств, японцы часто применяли тактику самоубийственных атак, посылая против американских танков своих пехотинцев с ранцевыми, магнитными и шестовыми минами, противотанковыми гранатами, и т. д.

Широко применялись ракетные танки, танки артиллерийской поддержки, а также огнемётные танки.

Специфический характер боевых действий привёл к тому, что танки использовались в составе отдельных танковых батальонов, осуществлявших поддержку пехотных дивизий. Танковые дивизии на Тихоокеанском ТВД не формировались, за отсутствием необходимости концентрации бронетанковой техники, а также из-за невозможности стратегического маневра танковых частей.

Послевоенные конфликты


В Армии США «Шерманы» модификаций M4A3E8 и M4A3(105) состояли на вооружении до середины 1950-х годов, а в частях Национальной гвардии — до конца 1950-х. Большое количество танков осталось в Европе, где состояло на вооружении американских и британских оккупационных войск. Большое количество также было передано армиям освобождённых стран в порядке оказания военной помощи.

«Шерманам» довелось поучаствовать практически во всех мировых конфликтах пятидесятых, шестидесятых, и даже семидесятых годов. География их службы включала практически весь земной шар.

«Шерманы» в Корее
 

Наступление северокорейских войск поставило американское командование в очень сложное положение — единственными танками в Южной Корее было некоторое количество лёгких американских M24 Чаффи. Решением могла стать срочная переброска танков из Японии, но там находились только варианты с 75-мм орудиями M3, поскольку надобности в 76-мм орудии на во время войны на Тихом океане так и не возникло. Так как эти танки серьёзно уступали в огневой мощи Т-34-85, имевшимся в Корейской Народной армии, было решено перевооружить их 76-мм орудиями M3. Перевооружение производилось в Токийском арсенале, пушки устанавливались в обычные башни M4A3, всего было переоборудовано 76 танков.

Первые перевооружённые «Шерманы» прибыли в Корею 31 июля 1950 года в составе 8072-го батальона средних танков, и 2 августа вступили в бой у Чунгам-Ни. Впоследствии стали прибывать танки из США, и всего в Корейской войне участвовало 547 танков «Шерман» различных модификаций, в основном M4A1E4(76). На вооружении британских сил состояли Sherman Firefly.

Основным противником «Шермана» в этой войне стали Т-34-85, состоявшие на вооружении северных корейцев и китайцев. После прибытия американских средних и тяжёлых танков доминированию Т-34 на поле боя пришёл конец, и танковые бои обычно заканчивались в пользу американских танкистов. Имея примерно равное с Т-34 бронирование, «Шерман» превосходил его в точности и скорострельности орудия, в основном по причине лучшей оптики и наличия стабилизатора. Орудия обоих танков были достаточно мощны для того, чтобы пробивать броню друг друга практически на всех расстояниях реального боя. Но основной причиной неудач корейских и китайских танкистов стал более высокий уровень подготовки их американских оппонентов.

В начале войны американцы достаточно широко применяли более тяжёлые танки M26 «Першинг», но очень скоро выяснилось, что несмотря на мощное орудие и хорошее бронирование этот танк не может эффективно действовать в корейских горах, поскольку имеет тот же двигатель, что и «Шерман», при значительно большем весе. В результате «Шерманы» взяли на себя основную нагрузку войны, несмотря на то, что были хуже вооружены и более легко бронированы.

В целом, боевая служба «Шерманов» в Корее сложилась вполне удачно, за исключением того, что очередной раз проявилась недостаточная мощность 76-мм фугасных снарядов. Более успешно в этом смысле действовали артиллерийские «Шерманы». Пассивная фаза войны отличалась большим размахом танковых сражений, и основная роль, которую играли американские танки — поддержка пехоты, патрулирование, а также обстрел противника с закрытых артиллерийских позиций. Также танки использовались как своеобразные передвижные огневые точки, помогая пехоте отражать китайские «людские волны».

Арабо-израильские войны


Ко времени Суэцкого Кризиса 1956 года в АОИ насчитывалось 122 «Шермана» (56 Sherman M1 и Sherman M3, 25—28 Sherman M50 и 28 Super Sherman M1), и они составляли основу израильских бронетанковых сил. Египет имел примерно 120 M4A2 с французскими башнями (наряду с другими танками), из которых 45 было потеряно в боях.

В 1967 году Израиль имел 522 «Шермана» разных типов, что составляло примерно половину его танкового парка. К этому времени он был единственной страной на Ближнем Востоке, имевшей эти танки на вооружении. Тем не менее, во время Шестидневной войны они применялись в основном на второстепенных направлениях, основной ударной силой были английские тяжёлые «Центурионы», имевшие более тяжёлое вооружение и лучшее бронирование.

Перед Войной Судного дня 1973 года «Шерманы» постепенно снимались с вооружения, и после войны были или переделаны в САУ и другие машины, или проданы в другие страны.

Индо-пакистанские войны


Индия получила первые танки ещё во время Второй мировой войны, и они принимали участие в боевых действиях в Бирме. Это были как американские, так и британские версии «Шерманов». В дальнейшем танки активно закупались и Индией, и Пакистаном.

В Индо-пакистанской войне 1965 года «Шерманы» участвовали с обеих сторон конфликта. На момент начала войны Индия имела 332 «Шермана» различных типов, а Пакистан — 305. В основном это были M4A1 и M4A3, многие танки, имевшие 75-мм орудие, были перевооружены 76-мм орудием M1. В Индии предпринимались попытки перевооружения французской пушкой по аналогии с израильским Sherman M50.

Несмотря на то, что «Шерманы» составляли чуть менее половины танкового парка обеих сторон, они использовались в основном на второстепенных направлениях, а также для фланговых атак. Танками первой линии были менее подвижные, но более тяжеловооружённые и лучше бронированные «Паттоны» (с пакистанской стороны) и «Центурионы» (с индийской).

Оценка машины

Конструкция и потенциал развития


Компоновка «Шермана» была типичной для американских и немецких танков времён ВМВ, с размещением двигателя в задней части танка, а трансмиссии — в передней.

Одной из наиболее характерных отличительных черт M4 стала его высота, бо́льшая, чем у любого другого сравнимого танка, за исключением M3. Причин этому три. Во первых, переднее расположение трансмиссии, которое увеличивает высоту танка из-за необходимости располагать карданный вал в боевом отделении. Во вторых, звездообразный двигатель, расположенный вертикально. В третьих, высоко расположенный коленчатый вал двигателя был связан с трансмиссией наклонно установленным карданным валом, проходившим достаточно высоко над полом боевого отделения. Немецкие конструкторы решали эту проблему при помощи составных карданных валов, или стараясь расположить двигатель так, чтобы его коленчатый вал находился на той же высоте, что и входной вал трансмиссии. Американцы не пошли на эти меры, в первую очередь из соображений упрощения конструкции.

Из-за вертикальных бортов и общей большой высоты, M4 отличался большим объёмом забронированного пространства, до сих пор являясь одним из лидеров по данному показателю (но уступая M3). Несмотря на то, что это не лучшим образом сказывалось на защищённости танка (особенно уязвимы были вертикальные борта, имеющие к тому же приличную площадь), танк был любим экипажами за удобство внутреннего размещения. Вертикальные борта и большие надгусеничные полки позволили сделать погон башни большого диаметра. В целом, компоновка танка не способствовала повышению его боевых качеств (особенно защищённости и скрытности), но положительно влияла на комфорт экипажа, и, кроме того, давала танку приличный потенциал для дальнейшей модернизации.

Конструкция ходовой части была типичной для довоенных танков, к моменту появления «Шермана» она несколько устарела. Тем не менее, никаких особых нареканий на ходовую часть не было, а гусеницы с резинометаллическим шарниром были по тем временам достаточно прогрессивным решением. Изначально конструкция подвески была рассчитана на более лёгкие M2 и M3, но с началом массового производства тележки были усилены.

Обзорность танка была вполне приемлемой, качество обзорной оптики — хорошим. Танки поздних выпусков отличались в лучшую сторону, поскольку имели командирскую башенку. Тем не менее, немецким танкам «Шерман» в этом отношении немного уступал, зато значительно превосходил советские.

Конструкция танка, по американским меркам, очень технологична, и пригодна для массового производства на автомобильных заводах. Используемые комплектующие также были пригодны для массового производства. Единственной технологически сложной деталью являлся стабилизатор орудия, но американцы имели очень развитое приборостроение (работавшее в основном на нужды авиации).

«Шерман» имел очень большой потенциал модернизации, в основном из-за большого объёма боевого отделения, которое позволяло размещать боезапас достаточно крупных орудий, а также из-за большого диаметра погона башни, что позволяло сменить башню на более просторную. Кроме того, размещение элементов ходовой части позволяло практически полностью поменять её конструкцию, никак не затрагивая остальные части танка (ходовая часть заменялась в том числе и на уже выпущенных танках). Танк имел существенный запас по массе, а просторное моторное отделение позволяло иметь широкую номенклатуру двигателей.

В целом конструкция «Шермана» была вполне удачной и современной. С другой стороны, никаких новаторских для мирового танкостроения решений в конструкции этого танка не было, и в определённой степени он явился простым и быстрым ответом американской промышленности на требования армии. Компоновка танка, конструкция его ходовой части, тип трансмиссии и т. д. не стали стандартом, и «Шерману» не суждено было стать основоположником послевоенных серий, в отличие от Т-34, получившего дальнейшее развитие в моделях Т-44 и Т-54.










Категория: Средние танки | Добавил: ucoz (23.11.2011)
Просмотров: 1501 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск

Друзья сайта
Вам Скучно? То гда Вам Сюда!
  • МЕГА СБОРНИК САМОДЕЛОК
  • ОНЛАЙН ТЕЛЕВИДЕНИЕ
  • ОНЛАЙН РАБОТА
  • БРОНЕ ТЕХНИКА
  • Смотреть онлайн кино бесплатно
  • ИЗОБРЕТЕНИЯ И ИЗОБРЕТАТЕЛИ
  • МИР ОРУЖИЯ
  • ОНЛАЙН КИНО
  • Самоделки
  • ВКУСНО С НАМИ
  • Блог о Все и не очем
  • Архив знаний
  • ОНЛАЙН КИНО
  • Фотоальбомы
  • энциклопедия авиации
  • Игры Денди Sega Онлайн
  • Сделай сам
  • New Wiki
  • Энцеклопедия кораблей
  • Железнодорожный транспорт
  • Доисторическая Европа
  • Динозавры
  • Дирижабли
  • Цивилизация майя
  • Древний Восток
  • Скучать некогда
  • Читаем книги онлайн
  • Создай свой блог сам

  • Copyright MyCorp © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz
    МАТЕРИАЛ ЧАСТИЧНО ВЗЯТ И ПЕРЕВЕДЕН С wikipedia.org